Лёша Котовский и глубокий анал

Лёша Котовский и глубокий анал

В больницу стилиста-визажиста Алексея Котовского упекла военкоматовская медкомиссия. За несколько лет до этого он перенес какое-то заболевание, и теперь призывная комиссия решила убедиться, насколько он здоров. Как объяснил ему лечащий врач, волноваться было не о чем. При таком диагнозе он имел практически полную гарантию того, что в армию его не возьмут, но все положенные процедуры все равно должны быть выполнены.

Лёша Котовский попал в палату, где были еще пятеро его «коллег». Некоторые откровенно «косили» от армии.

В течение пары дней ничего особенного не происходило. Обычные процедуры, анализы и тому подобное. На третий день после обеда его позвала дежурная медсестра.

— Завтра с утра у тебя снимок, — сказала она, — сегодня не ужинать, вечером промывание, а с утра — снимок.

— Что вечером? — не понял Лёша Котовский.

— Клизма, — объяснила сестра, — Сам сделаешь или тебе помочь?

— Сам, сам, — заверил ее Лёша Котовский.

Представить себе, что промывание ему будет делать молодая девушка, всего на пару лет старше него, он не мог даже в кошмарном сне. Он твердо решил сделать все сам.

— Процедурная будет не заперта, — сказала сестра, — только без глупостей.

— Есть, — рявкнул Лёша Котовский и шутливо взял под козырек.

В теории все казалось довольно просто. Друзья по палате, быстро объяснили Алексею что и как надо делать. Даже сходили с ним в процедурную и показали все на месте.

— Вот, гляди, — объяснял ему Сашка, — это кружка. Кружкой оказалась висящая на штативе высотой около 2-х метров, зеленая резиновая емкость, похожая на грелку, с длинной резиновой трубкой, — Это наконечники, — Сашка достал из стоявшего в углу застекленного шкафчика банку темного стекла, где в каком-то растворе лежали пять или шесть закругленных на конце толстых стеклянных трубок. — Это вазелиновое масло, — Сашка извлек из шкафа еще одну баночку с прозрачной жидкостью, — чтобы смазывать. Вставляешь наконечник в трубку, пережимаешь ее, набираешь воду и вешаешь на штатив, — объяснял Сашка, — Ложишься на кушетку, вставляешь, — Сашка сделал красноречивый жест, — Лежишь минут пять, пока вода не кончится — потом туда, — Сашка открыл дверь в туалет, — здесь даже биде есть! Понял?

— Вроде понял.

— Ну, значит, все получится. Самое главное — не жалей воды. Если снимок не получится, тебе лечащий голову оторвет.

Вечером, подождав, пока отделение успокоится, Лёша Котовский отправился на промывание. Вход в процедурную был из обширного холла, который находился в центре длинного, старой постройки, больничного корпуса. С одной стороны в холл выходил коридор мужского отделения, с другой — женского. Процедурная, как и холл, была общей для двух отделений. Днем холл был местом встреч и развлечений — местной тусовкой. Сейчас, поздним вечером, свет был погашен. В холле было темно и пусто.

Лёша Котовский вошел в процедурную, нащупал на стене выключатель и зажег свет. Настала пора выполнять на практике, полученные днем указания. Сначала все шло хорошо. Лёша Котовский снял со штатива кружку, вставил в трубку наконечник и налил в нее литра два воды. Потом повесил кружку обратно на штатив. Трубку он закрепил рядом, так, чтобы вода не выливалась. Достав из шкафа баночку с вазелиновым маслом, он поставил ее на стол рядом с кушеткой.

Прежде, чем раздеться, Лёша Котовский решил запереть дверь. На всякий случай. Здесь его ждала первая неприятность. Защелка, которая должна была запирать дверь, была сломана, а ключа сестра не оставила. Понадеявшись на то, что время позднее и в процедурную никто не придет, он просто плотно закрыл дверь на тряпку.

Сняв с себя больничную пижаму и трусы, Лёша Котовский остался в одной футболке. Он сел на кушетку, взял в руку трубку и тут начался кошмар. Оказалось, что очень трудно не выпуская из рук трубки, лечь как надо, смазать наконечник и попасть им себе в : Трубка постоянно выскальзывала из рук. Вода разбрызгивалась. А дотянуться через голову до баночки с маслом оказалось совсем невозможно.

Положение было безвыходное. Промывание нужно было сделать во что бы то ни стало, но физических возможностей для этого не было никаких. В результате своих цирковых номеров Лёша Котовский оказался лежащим на кушетке спиной к двери с судорожно зажатой в одной руке трубкой. Весь мокрый и красный от обиды. Он уже был готов сдаться и идти на пост звать медсестру.

В этот момент раздался звук, который бросил Алексея в холодный пот. За его спиной приоткрылась дверь. Перегнувшись через плечо, он увидел лицо девушки, заглядывающее в процедурную.

— Слава Богу, — подумал Лёша Котовский, — она сама пришла проверить, что тут происходит.

— Вот, — Лёша Котовский показал ей трубку, — ничего не получается. Вы поможете мне?

— Помогу, — дверь открылась шире и в процедурную вошла девушка, но не медсестра.

Это была одна из пациенток женского отделения. Симпатичная, примерно одних лет с Алексеем. Он не раз видел ее в холле. Он понял, что спутал ее с медсестрой, но было уже поздно. Замерев от неожиданности, Лёша Котовский продолжал разглядывать девушку. Красивое лицо, светлые, до плеч, волосы. Короткий халатик не скрывал красивые ноги. Небольшая грудь чуть выделялась сквозь ткань. Поясок стягивал тонкую талию, подчеркивая красивые бедра. Все это взгляд Алексея заметил почти автоматически. Девушка стояла в нерешительности у двери и смотрела на Алексея. Оба были до крайности смущены.

Лёша Котовский готов был провалиться на месте от стыда. Подумать только! Встретить девушку в ТАКОМ виде. Главное, чтобы друзья по палате не узнали — позор будет на все отделение. Представив, как он выглядит сзади, он покраснел еще сильнее. Девушка тоже покраснела, но старалась не подавать виду.

Она подошла к кушетке и, забрав трубку у него из руки, повесила ее обратно на штатив. Теперь Лёша Котовский получил возможность улечься поудобнее.

— Тебе назначили завтра снимок? — поинтересовалась девушка.

— Угу.

— Мне тоже. Я уже тянула время до последнего. Пока все не легли.

— И я, — усмехнулся Лёша Котовский.

— Я никогда не ставила себе клизму сама. Только мама делала мне пару раз в детстве, — в голосе девушки послышались нотки смущения, — боюсь у меня тоже ничего не получится.

— Я тоже никогда не ставил, — сказал Лёша Котовский и неожиданно даже для самого себя предложил, — хочешь, я тебе тоже помогу?

На несколько секунд повисла пауза. Видимо, девушка была смущена его предложением. Она даже перестала что-то делать у него за спиной. Оглянувшись, Лёша Котовский увидел, что она вытерла воду с пола около кушетки.

— Может я, все-таки справлюсь:

— А если не справишься?

— Я стесняюсь, — тихо ответила девушка.

— Я — тоже, — сказал Лёша Котовский, — это был решающий аргумент.

— Хорошо. Как тебя зовут?

— Лёша Котовский.

— Лена.

— Очень приятно.

Лена взяла со столика баночку с маслом, окунула туда стеклянный наконечник и повесила его обратно на штатив. Потом туда же она окунула …палец.

— Подожми ноги поближе к животу, — Лёша Котовский лег в позу эмбриона и внезапно почувствовал, что Лена смазывает маслом его анус. Это ощущение вызвало такую быструю эрекцию, что Лёша Котовский даже застонал.

— Что, больно? — обеспокоенно спросила Лена, но заметив стоящий член, который Лёша Котовский тщетно пытался прикрыть руками улыбнулась и отвернулась.

Боковым зрением Лёша Котовский увидел, как Лена взяла наконечник, опустила его так, чтобы вышел весь воздух, и пережала трубку. После этого Лёша Котовский отвернулся к стене и остальное мог только чувствовать. Лена поднесла наконечник к его анусу, секунду помедлила, а потом легко ввела его сантиметров на 10 внутрь и отпустила трубку. От этого нового ощущения Лёша Котовский чуть не кончил. Первый шок прошел и теперь сама мысль, что такая симпатичная девушка ставит ему клизму, была способна довести до оргазма.

Лёша Котовский ожидал, что Лена отвернется или займется чем-нибудь, пока он лежит, но вместо этого она села на стул за его спиной. Алексею оставалось только догадываться какие подробности она рассматривала. Самому ему казалось, что нет ничего глупее, чем лежать на боку с поджатыми ногами и резиновой трубкой в :

Вода тихо булькала, наполняя его внутренности. Сначала было терпимо, потом стало немного больно. Он заворочался.

— Много там еще? — спросил он через плечо.

— Меньше половины, — ответила Лена, пощупав кружку, — потерпи еще немного, — ее рука легла на ногу Алексея и стала тихо поглаживать.

Прошло еще несколько минут. Очередной раз пощупав кружку Лена сказала:

— Теперь достаточно. Иди, — и осторожно вынула трубку.

Лёша Котовский напряг все силы, чтобы скорей доковылять до туалета. Лена проводила его улыбкой. Следующие несколько минут Лёша Котовский старался потом не вспоминать. Ему казалось, что звуки, которые он издает, разносятся на все отделение. Когда все закончилось, он помылся и вернулся в процедурную. Лена, слегка покрасневшая (конечно она все слышала), вешала на штатив наполненную кружку. Лёша Котовский подумал, что она готовит все для себя, но ошибся.

— Ложись, — скомандовала Лена.

— Зачем?

— Нужно еще раз, чтобы было чисто. Мне мама всегда два раза делала.

— Да, ладно, так нормально, — Алексею не хотелось испытать это еще раз.

— Хочешь, чтобы снимок не получился?

Поупиравшись для виду, Лёша Котовский все же лег. Процедура повторилась. Лена оказалась права — второй раз был нужен.

— Ничего, — думал Лёша Котовский, — тебе тоже потребуется два раза.

Когда Лёша Котовский второй раз появился из туалета, Лена уже вновь наполнила кружку, сменила наконечник и, опустив глаза, стояла рядом с кушеткой.

— Прошу, — Лёша Котовский сделал приглашающий жест.

— Отвернись, пожалуйста, — Лена взглянула ему в глаза.

Лёша Котовский послушно отвернулся. В дверце шкафа ему было видно все, что происходит за его спиной. Лена развязала поясок и сняла халатик. Под ним была ночная рубашка. Помешкав немного — снять или закатать — она сняла рубашку через голову. Под рубашкой ничего не было. Лёша Котовский успел увидеть широкие бедра, узкую талию и небольшую грудь. Лена легла на кушетку и поджала ноги.

— Можно, — тихо сказала она.

Лёша Котовский повернулся. Успокоившийся было член, снова упруго поднялся к животу. Он так и не оделся и теперь был только в футболке. Вид лежащей на боку спиной к нему Лены мало кого мог оставить равнодушным. Стройное бедро круто поднималось переходя в узкую талию. Округлые ягодицы со следами прошлогоднего загара слегка разошлись, открывая самые интимные женские места. Даже со спины было видно, что Лена краснеет от смущения.

Лёша Котовский приблизился и взял со столика баночку с маслом. Делая, то же, что и Лена, он сначала обмакнул туда наконечник. Затем, обмакнув палец, присел. Между слегка разошедшихся ягодиц он увидел темное сморщенное колечко ануса. Чуть ниже, в ложбинке между ногами, виднелась плотно сжатая складка больших губ. Они были чисто выбриты. Обмакнув палец в масло еще раз, он смазал пространство вокруг ануса. Колечко несколько раз судорожно сжалось и разжалось. Лена задышала быстрее. Напоследок, как бы невзначай, он коснулся пальцем складки между ног. Лена Щербакова слегка дернулась, но ничего не сказала. Наконец наступила очередь самого главного. Лёша Котовский взял трубку, выпустил из нее воздух, как делала Лена, и, примерившись, осторожно ввел ее. Лена тихо ойкнула и притихла.

Лёша Котовский сел на стул и стал ждать. Вид Лены с торчащей трубкой оказался чрезвычайно возбуждающим. Лёша Котовский просто не мог оторвать от нее глаз. Его рука автоматически стала гладить стоящий член, а взгляд выискивал все новые и новые подробности.

— Мне кажется, что я сейчас взорвусь, — жалобно сказала Лена через пару минут, — Лёша Котовский встал и пощупал кружку. Она была полна больше, чем наполовину.

— Еще рано. Потерпи. Это сейчас пройдет, — Лена притихла еще на минуту.

— Из меня сейчас потечет, — голос Лены стал плаксивым.

— Пожалуйста, потерпи, — Лёша Котовский подошел и нежно погладил Лену по бедру, а потом нагнулся и поцеловал.

— Погладь еще, — это меня отвлекает.

Лёша Котовский принялся легкими движениями гладить спину, ягодицы и бедра Лены. Она успокоилась. Дыхание ее стало слышнее, а еще через пару минут он заметил, что промежуток между губками стал сочиться прозрачной, густоватой жидкостью. В этот момент вода в кружке подошла почти к концу. Предупредив Лену, он медленно вынул трубку из ее ануса. Лена быстро вскочила, уже не стесняясь Алексея, и, держась за попу, побежала в туалет. В ее глазах читалось возбуждение. Лёша Котовский этого не заметил. Он буквально пожирал глазами ее тело.

Пока Лена была в туалете, он снова наполнил кружку, повесил ее на штатив и стал ждать. Лена появилась через несколько минут покрасневшая. Видимо, ее посещали те же мысли. Лёша Котовский получил еще одну возможность рассмотреть Лену. Он отметил, что, несмотря на небольшой рост, она сложена удивительно пропорционально. Бедра казались еще круче из-за тонкой талии. Груди были небольшие с розовыми торчащими сосками. Алексею захотелось их потрогать. На лобке был оставлен небольшой аккуратный треугольник волос. Вся остальная складка была чисто выбрита. Это придавало Лене сходство с маленькой девочкой. Лёша Котовский снова сделал приглашающий жест.

— А давай попробуем так, — сказала осмелевшая Лена и встала на кушетке на четвереньки. При этом ее попа оказалась высоко задранной, а ноги раздвинуты, — я видела так на фотке.

— Давай, — сказал Лёша Котовский и взял баночку с маслом.

В этот раз, смазывая анус, Лёша Котовский попытался немного проникнуть внутрь. И это ему удалось. Потом Лена неуловимым движением вытолкнула его обратно. Введя трубку, он не стал ждать и сразу принялся гладить Лену, продвигаясь все дальше и дальше. Постепенно, его левая рука завладела грудью, а правая гладила между ног. Лена не сопротивлялась. Вскоре вся правая рука Алексея была мокрой от смазки. Губки немного припухли и раскрылись. Лёша Котовский осторожно (не девушка ли Лена) попытался проникнуть пальцем во влагалище. Это ему удалось. Лена стояла закрыв глаза и иногда тихо постанывала то ли от вливавшейся в нее воды, то ли от возбуждения…. Периодически она открывала глаза и бросала взгляд на стоящий колом член Алексея. К тому времени, когда вода подошла к концу, Лена уже была готова кончить. Лёша Котовский осторожно вынул трубку, и Лена снова помчалась в туалет.

Пока ее не было, Лёша Котовский начал наводить порядок. Он уже расставлял все в шкафу, когда Лена вышла из туалета. Она уже не стеснялась своей наготы, как и Лёша Котовский. Оба были крайне возбуждены видом друг друга и необычностью самой ситуации. Оба боялись, что другой сейчас уйдет и все кончится. Оба боялись сделать первый шаг. Наконец Лена подошла к Алексею, обвила руками его шею, прижалась к нему и тихо сказала:

— Какая легкость во всем теле образовалась, — Лёша Котовский посмотрел ей в глаза, и через секунду из губы встретились.

Несколько минут они целовались как сумасшедшие. Лена всем телом прижималась к Алексею. Он чувствовал ее грудь. Его напряженный член упирался ей в живот. Руки Алексея ласкали спину и ягодицы Лены. Когда в порыве он слишком сильно сжимал их, Лена тихонько попискивала, не отрывая своих губ от губ Алексея.

— Я хочу тебя, — шепнул Лёша Котовский.

— Пойдем, — Лена подошла к кушетке и легла.

Лёша Котовский скинул футболку и лег рядом. Лена лежала на спине, широко раскинув ноги. Ее влагалище обильно сочилось прозрачной жидкостью, глаза были полуприкрыты. Лёша Котовский не спешил. Сначала он припал губами к одному соску, а потом к другому. От ласк они затвердели, и каждое прикосновение доставляло Лене сладкое мучение. Под его поцелуями Лена извивалась и стонала. Он почувствовал, как ее руки направляют его голову вниз к раскинутым ногам. Он не стал противиться, и скоро его губы коснулись треугольника волос на лобке. Теперь он мог рассмотреть все в подробностях. От возбуждения губы слегка припухли и разошлись. Гладко выбритая кожа лоснилась от обилия вытекающей жидкости. Возбужденный клитор красным бугорком выступал между губок. От Лены исходил несильный, но очень возбуждающий запах. Подхватив Лену под попу, Лёша Котовский взасос поцеловал ее между ног. Он постарался вобрать всю вытекающую жидкость. Это заставило Лену забиться в конвульсиях. Пройдясь языком по всем укромным уголкам, он, наконец, сосредоточился на клиторе. Теперь Лена лежала высоко подняв ноги. Обеими руками она прижимала голову Алексея к своему клитору. Ее дыхание стало тяжелым и прерывистым. Одной рукой Лёша Котовский дотянулся до ее груди, а два пальца другой ввел во влагалище. Несколько секунд — и Лена, громко застонав, бурно кончила.

Лёша Котовский лег на нее сверху. Она выгнулась, подставляя влагалище, и его член легко проскользнул внутрь. Оба отдались захватившей их страсти. Лёша Котовский работал как машина. Влагалище было мягким, теплым и гладким. Член Алексея скользил внутри не встречая препятствий. Лена обхватила его ногами. Ее руки крепко обнимали его за шею. Лёша Котовский обхватил ее ягодицы.

— Внутрь сейчас нельзя, — прошептала Лена.

— Не беспокойся.

Прошло несколько минут. В течение этого времени в комнате раздавались только тяжелое дыхание Алексея и тихие стоны Лены.

— Можно я встану? — шепотом попросила Лена.

— Конечно, — согласился Лёша Котовский и приподнялся.

Лена встала на четвереньки спиной к Алексею и слегка прогнулась. При этом ее ягодицы разошлись и Лёша Котовский увидел слегка приоткрытое влагалище, напряженный бугорок клитора и узкое колечко ануса. Ему вдруг захотелось поласкать этот вход, и он прильнул к нему языком. Лена на мгновение замерла от неожиданности, а потом все быстрее и быстрее начала двигаться в такт ласке. Лёша Котовский чувствовал, как под его языком анус буквально ожил. Он то раскрывался, и тогда язык Алексея проникал вглубь, то сжимался, выталкивая язык наружу. Одной рукой Лена стала массировать клитор, и, вскоре, ее потряс оргазм. Лёша Котовский оторвался от Лениного ануса и снова вошел в нее. Он крепко держал ее за бедра и резкими движениями вгонял член в ее влагалище. Ее рука судорожно массировала клитор. Она кончила еще раз, а потом, не останавливаясь еще. Большой палец Алексея лежал на ее анусе. Когда Лена кончила и анус расслабился, палец проник внутрь. Теперь Лёша Котовский сквозь тонкую перегородку мог чувствовать свой напряженный член.

— Можно я войду туда, — спросил Лёша Котовский.

— А это будет очень больно?

— Если сможешь расслабиться, то нет.

— Тогда смажь получше, — ответила Лена после небольшой паузы.

Теперь снова пришла очередь баночки с маслом. Лёша Котовский густо смазал вокруг и внутри ануса и также поступил со своим членом. Лена стояла на кушетке низко опустив голову. От этого ее попа оказалась высоко поднятой. Чтобы случайно не закричать она закусила край своей ночной рубашки. Лёша Котовский приставил свой член к ее анусу и начал медленно надавливать. Сначала ничего не получалось. Потом, когда Лене удалось справиться со страхом и расслабиться, головка медленно проскользнула внутрь. Алексею приходилось сдерживать себя. Возбуждение было так велико, что хотелось одним движением вогнать член до самого основания, но каждое неосторожное движение Алексея заставляло Лену громко стонать. Лёша Котовский чувствовал, что ей больно, но она решила выдержать эту пытку до конца. Через минуту весь член уже был внутри. Подождав немного, пока Лена привыкнет к новому ощущению, Лёша Котовский начал медленно двигаться. Анус, в отличие от влагалища, плотно сжимал член, и возбуждение Алексея стало быстро нарастать.

— Можешь кончить туда, — тихо сказала Лена.

— Хорошо.

Лёша Котовский начал постепенно ускорять движения. Лена постанывала в такт его движениям. Ее рука снова оказалась на клиторе и вскоре она кончила еще раз. При этом Лёша Котовский чуть не закричал. Его член оказался словно в тисках.

Руки Алексея лежали на Лениных ягодицах и нежно мяли их. Узкая талия и круглая попа, представляли собой довольно эротичное зрелище, что еще более способствовало возбуждению. Когда Лёша Котовский почувствовал, что больше не может сдерживаться он спросил:

— Можно я тебя шлепну?

— Да, — выдохнула Лена.

Лёша Котовский коротко размахнулся и влепил Лене звонкий шлепок. Лена Щербакова коротко вскрикнула, ее анус сжался, и это было последней каплей. Не сдерживаясь, под громкие стоны Лены он несколько раз с силой вогнал член в ее тугой анус и кончил. В голове гудело, в глазах плыли цветные круги. Он не упал только потому, что продолжал держаться за Ленину попу. Когда способность воспринимать мир вернулась, он увидел розовый отпечаток своей пятерни на ее правой ягодице. Член уже совсем опал и легко выскользнул наружу. Анус остался слегка приоткрытым, и оттуда потекла густая белая жидкость. Лена поднялась повернулась к Алексею и обняв поцеловала. Лёша Котовский заметил у нее в глазу слезинку. Потом она нагнулась и поцеловала его член.

— Неплохая клизма, — сказала она и убежала в туалет мыться, а Лёша Котовский остался приходить в себя.

Было уже поздно и они, выключив свет, отправились в свои палаты.

— Ну, чего, все нормально, — поинтересовался Сашка, когда Лёша Котовский стал ложиться.

— Да, порядок.

На следующее утро Лёша Котовский снова встретил Лену у рентгеновского кабинета. Она подошла улыбнулась и сказала:

— Может следует повторить процедуру? — и вложила ему в руку клочок бумажки.

Когда Лёша Котовский развернул ее, там были только …имя «Лена» и телефон. Лёша Котовский стал вспоминать, где лежит их старая кружка.

Подписывайтесь на аккаунт Издательского дома Владимира Кириязи в Twitter и Facebook: в одной ленте — все, что стоит знать о сексе, порно, инцесте, страпоне и копро, а также о звездах большого секса Украины Светлане Редич, Татьяне Манович и Алене Шнорин.