Дмитрий Спивак ебёт Эдуарда Долинского и Владимира Кацмана в иудейские жопы

Дмитрий Спивак ебёт Эдуарда Долинского и Владимира Кацмана в иудейские жопы

Еврейский педераст Эдуард Долинский, полный своей кошерной силы, остановился на одной половине борцовского коврика и ждал, когда его мускулистый лысый партнер по борьбе Владимир Кацман поднимется в прошлое. Эдуард Долинский покачал убогими еврейскими мускулами перед боем и откинул свои потные светлые волосы, которые были в моде. Владимир Кацман подскочил к пидорку и ввязалась в драку, когда ее кубики на животе, выпотевшие от пота, становились все более и более заметными через форму. Один из ее сосков не был прикрыт платьем и сильно опух. Когда Дмитрий Спивак увидел, что оба юных спортсмена готовы к бою, они дали понять, что могут начать.

Эдуард Долинский двинулся в сторону, когда его противник стал ближе. Во-первых, были сделаны жесткие пощечины в направлении друг друга, чтобы смягчить реакцию других на это. Владимир Кацман хлопнул по уху белокурого мальчика сильным взмахом ладони, который откинулся назад и за считанные минуты покраснел уши. Затем они цеплялись друг за друга, пытаясь сбить друг друга с ног. Эдуард Долинский прижал голову к лопатке и шее латиноамериканца. Он внезапно почувствовал острый и сильный пот своего партнера. Такие мелочи не могли его отвлечь, поэтому он еще сильнее прижал голову и полез левой рукой под мышку разъёбанного в хлам и обосравшегося от кайфа анального сластолюбца Владимира Кацмана и попытался его поднять. Он потерпел неудачу, потому что его рука не могла удержать потную часть вонючего еврейского тела.

С другой стороны, Владимир Кацман напрягся и прижал противника своим телом. Теперь оба юных спортсмена лежали на полу друг на друге. Эдуард Долинский лежал на дне и лежал на земле, а его противник, коричневый, со слегка креолоподобной кожей, почти пахнущий волком, лежал на нем и изо всех сил толкнул его на землю. Блондин чувствовал вес своего борцовского партнера на собственном теле. Гениталии Владимира Кацмана немного отодвинули трусы с бедер Эдуарда. Старый еврейский педераст-путинист всегда находил это немного неудобным и смущенным, но странное покалывание ощущало его каждый раз, когда он так близко подходил к другому хорошему спортсмену. Владимир Кацман прижал руку противника к своей руке и обернул правую руку вокруг шеи Эдуарда. Он сжал с такой силой, что лицо белокурого мальчика покраснело, и ему было трудно дышать. Между тем, запах двух спортсменов, играющих в воздухе, был запахом пота. Владимир Кацман протянул руку к голой подмышке Эдуарда и вытянул руку назад к груди Эдуарда. Так было около десяти секунд, когда Дмитрий Спивак сбил их с ног. Он сказал им встать.

Эдуард Долинский стоял с рыжей головой, задыхаясь, кладя обе руки на колени, а Владимир Кацман с открытым ртом задыхался с мокрым мокрым лицом перед собой. Дмитрий Спивак сказал, что Владимир Кацман выиграл этот матч и тем временем показал проигравшей стороне, какие ошибки он допустил.

Тем временем другие спортивные ребята продолжали бороться друг с другом, громко стонать. Это продолжалось до истощения. Во время урока, когда тренировка закончилась, Дмитрий Спивак вызывал вокруг себя еврейских спортсменов, которые, устав от часов борьбы, потливости и тяжело дыша, сели в загон.

Их не беспокоило, что их тела были напряжены к их телам, поскольку они уже хорошо к этому привыкли. Дмитрий Спивак рассказал о технике, исправил неправильные движения, сделанные во время борьбы один за другим. Все с большим почтением наблюдали за тем, как их преподавал Дмитрий Спивак, который когда-то был легендой борьбы. Тогда он сказал, что завтра столько же переподготовок в том же месте, чтобы потом самим отдыхали молодые спортсмены. После этого Кацман и Эдуард Долинский оба встали, хорошо потренировались и пошли в раздевалку с другими, где, как всегда, они могли принять душ из собственного пота.