Тая Повалий и Дита Каприз ублажили меня в бане

Тая Повалий и Дита Каприз ублажили меня в бане

Я заведую экономикой социальной сферы крупненького киевского госпредприятия, и как молодого (тридцати двух лет) специалиста меня постоянно посылают на наши объекты, а я собственно и не имею ничего против, так как соц.объект за городом — это не только работа, но и лес, озеро, баня, можно сказать все блага в одном флаконе. Одним словом отправились мы на пять деньков загород совмещать приятное с полезным. Выехали, как водиться, часов в девять, а к обеду были уже на месте. Потом, сами понимаете, обед, размещение и общение. К слову сказать, пообщаться с экономистом и бухгалтером не удалось т.к. они новенькие (из за их смены собственно и весь сыр бор) и в городе на оформлении, будут вечером или следующим утром. Ну и славненько, работа стоит — природа зовет.

Когда работаешь не первый день — всех знаешь и все знают тебя, так что по проторенной дорожке к начальнику, слово за слово — образовалась перспектива вечерней бани, правда без компании, ну да и ладно, потом наверстаю. Иду обратно в корпус распаковываться, по пути открываю баньку, включаю сауну, запускаю воду в бассейн, кладу распариваться венички. Хорошей баньке надо дать настояться, а самому — к ней подготовиться, иду в поселок за подготовкой, а если повезет и за компанией.

М-да, с подготовкой повезло существенно больше чем с компанией, хотя проглянули перспективы, плохо что не сиюминутные, зато вполне реально, за оставшиеся пять дней, охватываемые. Ладненько, тащу подготовку обратно, заодно морально подготавливая себя к одинокому пару, и вслушиваюсь в свой организм, чего ему еще хочется. Хотелось явно больше чем имелось, но я подкупил его эвкалиптовым паром и тремя бутылками пива, на чем и нашли консенсус. Вваливаюсь я в уже готовенькую баньку (больше двух часов шлялся) раскладываю подготовку под лавку. Стою — пусто, гулко, достигнутый с таким трудом консенсус начал давать трещины, и пока он совсем не развалился, все с себя скидываю (а как иначе то?) и почти в припрыжку несусь в сауну.

Теперь представьте себе ситуацию, вскакиваю в сауну, привычным жестом брызгаю на горячие камни эвкалиптом (душок идет сразу — доложу я вам — обалденный, кто не пробовал, считайте и не парился по настоящему) и перебирая четырьмя костями ползу на верхнюю полку, в надежде растянуться и понежиться. Добравшись до верха соображаю, что место собственно занято, причем девичьим телом, от которого сразу бросило в пот, как будто уже час как парюсь. Вишу над ним, в позе собаки застрявшей на лестнице, носом чуть ли не упираясь в лобок чудной консистенции, весь в меленьких капельках пота и завившихся мелким бесом кудряшках, и жду реакции. Никакой, будто бы меня и не заметили, желание смачно лизнуть чудо перед носом пересилило, ждемс реакции далее.

— Эвкалипт, это прекрасно — приоткрыв глаз сказала Таисия Повалий.

— Следующим номером программы будут свежераспаренные веники, вымоченные в хвое — пытаюсь я развить тему, мысленно совершая уже четвертый или пятый подход к этому шикарному телу.

— Жду с нетерпением, — говорит Таисия Повалий, поворачиваясь на живот.

Сами понимаете, слегка ошалев, я как горная лань, ссыпаюсь вниз и вылавливаю из таза заранее подготовленный веник, стряхиваю его на горячие камни, для добавки пара и хвойных ароматов и забравшись обратно утверждаюсь над ожидающим телом. Мысленные подходы уже перевалили за второй десяток и уверенно шли к третьему, обрастая по пути ооочень пикантными подробностями.

Парить, это не процесс, это ритуал, а когда на алтаре такое тело, это уже священнодействие.

Разогрев, кругами над головой, веник я обрушиваю его на жертвоприношение, которое начинает тихо но очень смачно постанывать. Мысленный счетчик подходов просто сорвался и стал раскручиваться со страшной скоростью. Таисия приподнимает попу, образуя маленький арочный мостик, по которому я и прохожусь веничком со всей тщательностью, ведя следом за ним рукой, что в принципе необязательно, но так устойчивее и главное приятнее. Под рукой скользит нежная, горячая кожа, в ложбинках пальцев собирается влага, отдаваемая ее телом. Рука достигает вершины мостика, и дальше три дороги, вниз — к центру жизни, направо и налево по стройным ногам. Сбесившийся, уж не знаю на какой сотне, мысленный счетчик, требует вниз, сладкая истома предлагает не торопить события, процесс и без того приятный. Игнорирую бешеный счетчик и иду по внутренней стороне бедра.

Ба, да тут у нас сильно развитая эрогенная зона! Таисия аж затряслась мелко мелко, сильнее оттопырив попу и разведя ноги. Так намотали на ус, идем дальше. Кажется, нога никогда не кончиться, просто здорово! Вот и стопы с поджатыми пальчиками, а мы по ним веничком, и обратно, по другой ноге. Ближе к бедру, ощущаю в себе сильную тряску, наверно счетчик уже сошел с катушек и потерял баланс, посему соглашаюсь с ним, и заканчиваю путешествие в промежности, на отчетливо выставленных губках. Кайф! Таисию как током стукнуло, и она обильно потекла. Пальцы стали влажные и чуть липковатые, нежно веду их выше, через перемычку на запасной вход. Еще один удар током, похоже возбудимость у Таисии будьте нате! С огромным трудом отрываюсь от созерцания (веником я уже не махал) и смотрю на Таисию, она из под руки смотрит на меня. Классическая немая сцена.

— Будьте любезны пузико, сударыня — говорю я, для соблюдения приемственности.

— Всенепременнейше — подыгрывает она, переворачиваясь на спину.

Вид шикарный, наслаждаюсь им пока разогреваю веник над головой. Только теперь присматриваюсь внимательно к Таисии, ей лет 28, она прекрасна и знает об этом. Она смотрит мне в глаза, ничего не скрывая, я тихо кайфую, снизу поднимается очередная волна, уже почти непреодолимого вожделения.

Веник описал последний круг над головой и обрушился на ложбинку между двух, почти идеальных холмов с земляничинами на вершинах, которые слегка вздрогнули от такого землетрясения. Стоит заметить, вздрогнули не только они но и мое мужское естество, которое наперекор высокой температуре и пару стало потихоньку выходить на боевые позиции. Таисия откинула голову назад и прогнулась в спине, я продолжил путешествие. Да уж, крепкие, даже в парилке, груди под рукой это особое ощущение, на нем стоило задержаться, Блин, и ведь совсем неплохо задержался! Естество уже полностью заняло боевые позиции и разослало приказ «Ни шагу назад». И я пошел вперед, точнее вперед и вниз, по рельефному животу (качается она что ли?) рука соскальзывает на лобок, плавными круговыми движениями сметая налипшие от веника листочки. Похоже в кайф нам обоим, это обнаруживают влажные и чуть вспухшие губы ее влагалища, слегка раскрывшиеся и выпустившие на свободу ее бутончик, пока маленький, но я это быстро исправлю. Нет, попозже, не стоит мешать один кайф с другим, если есть время и возможность. Похоже Таисия выдала мне карт-бланш, раздвинув шире ноги и полностью расслабившись. Хотя в таком паре, да еще помахивая веником, я и сам уже еле на ногах стоял, крепко и однозначно у меня стояло только одно, мое штурмовое орудие. Закончив с ногами я прикинул ее вес и свои возможности, хоть природа и не обделила габаритами (180/90), но разморенному, снести вниз по полкам скользкую девушку на руках довольно рискованно. Ну и черт с ним, риском! Подхватываю Таисию на руки, мысленно накидывая килограмм пять к своим расчетам, и прыгаю вниз, молясь о крепости полок, все ж общий вес сотни за полторы да еще прыжок, но проносит, даже помогает! Таисия дернувшись от нестандартности процедуры прижимается ко мне всем телом. Моим членом пожалуй уже …запросто можно пробивать броню легких танков. Все в клубах пара вываливаемся в душевую, она как то по особому пристально на меня смотрит, я укладываю свой драгоценный груз на большой, покрытый простыню, стол в душевой.

— Пока тело разогрето, стоит его помять — обосновываю я свой выбор, этот стол собственно и используют для массажных целей.

— Очень даже стоит — подтверждает она мои самые радостные надежды — сегодня у меня был тяжелый день.

— Конец, всему делу венец — разрождаюсь я пословицей, дивясь на ее двусмысленность в данной ситуации.

— Ню Ню — она переворачивается на живот.

Начинаю с плеч, даже зная только основы массажа, каждый знает какой это кайф, когда разминают шею и плечи. Таисия томно и протяжно вздыхает, добавляя звона в мои яйца. Спина, округлости попы, бедра, ноги, непрекращающийся тихий стон Таисии, волны истомы гуляющие по моему телу, Вечный кайф. Закончив со ступнями слегка выворачиваю их и Таисия, правильно меня поняв, переворачивается на спину. Иду снизу вверх. Дойдя к шее я уже был готов кончать, состояние — непередаваемое. Между ног Таисии, на простыне, уже образовалось приличное мокрое пятно, и она таки меня добила. Стоило моему звенящему члену попасть в ее зону досягаемости, она плавно, одним движением, вобрала его наполовину в свой ротик. За то что я удержался от сразу кончить, мне надо было бы медаль «за мужество». Красавица явно играла, довольно большой член неторопливо перекатывался в маленьком ротике, язык исследовал его извилины, а я вынужден был забросать оглушающими гранатами позиции моего воображения и представлять во всех подробностях как мне надо перепаять микросхемы на моей очередной неработающей домашней поделке, но как говорят «держаться больше нету сил» умелый ротик и бурная раскрутка взорвали меня изнутри. Сперма отстреляла короткими очередями в этот уютный ротик, скрутив меня в бараний рог. Таисия открыла глаза, глотнула, облизнулась, слизывая выступившие в уголках рта капли спермы, и глотнула еще. Я почти упал на стол, и стал нежно целовать ее в мокрые губы, снова закрытые глаза, перешел на шею и начал свое путешествие вниз, крайне подробно останавливаясь на всех выпуклостях и впадинках. Рассказ об этом путешествии достоин отдельной повести, и я был вознагражден сторицей за свои старания. Таисия завелась вовсю. Перед тем как утвердить свой блуждающий язык на широко раскрытых губках влагалища я хорошенько прошелся по внутренней стороне бедер, после чего уже совсем несложно было довести Таисию до кульминации. Сколько мог я держал ее на предоргазменной полочке, просто не зная точно реакций партнера, сложно корректировать свои действия, видимо то ввинчивание языком в клитор с быстрым соскальзыванием между губок в само горячее и уже просто полное влаги лоно были слегка более бурными чем требовалось. Таисия мощно дернулась, ее подвывания перешли в долгий задушенный стон, и она начала бурно кончать в мой прижатый и жаждущий этого рот. Ко вкусу распаренного и хорошо смазанного женского тела добавился специфический горьковатый вкус, прилично заполнивший рот. А как у нее с повтором? Прохожусь языком и мокрыми губами по возбужденной донельзя промежности.

С повтором похоже прекрасно! Значит сей час славно оторвемся! И мы оторвались! Хоть я и был готов к бою уже после первого раза, но мне, да и ей думаю, так понравилась это игра, что мы прошли еще пару ее оргазмов, когда я почувствовал, одно звуковое сопровождение чего стоило!, что своим членом запросто могу пробивать броню уже тяжелого танка, причем навылет. Танка поблизости не было, зато было кое что во много раз лучше и желаннее. Подведя Таисию к очередному оргазму я резко распрямился, одновременно подтягивая ее к краю стола, и бросил на штурм свое секретное оружие. И тут похоже плотина рухнула. Таисия кончала без перерыва, я проскочил первую и вторую скорости врубив сразу третью, благо кончив один раз далее было легче держаться. Слышно нас было, наверное, во всем поселке, но мир сузился до нас двоих и на остальное было наплевать. Видеть перед собой мечущуюся и кончающую женщину, слышать ее непрерывно, одно это может заставить обкончаться кого угодно. И тут краем глаза замечаю движение. Скашиваю глаза -зеркальные плитки стены отражают дверной проем в раздевалку и стоящую в нем девушку в купальнике. Не знаю такую, да и бог с ней, пусть смотрит, зрелище действительно достойное. Переключаюсь на четвертую скорость. Децибелы от нас как от реактивного самолета, и кстати по звучанию похоже. Матерь божья, девчонка в дверях прислоняется к косяку и залезает рукой в свои трусы. Ну знаете, такого долго выдерживать уже нельзя, тем более что Таисия уже не кричит а гортанно стонет. Интересно, как она предохраняется? Выдергиваю из раскаленного влагалища дрожащий от нетерпения член, и даже не успев подумать всаживаю его в маленькую, насквозь мокрую дырочку ниже. Анус принял член с трудом, по округлившимся глазам Таисии и ее утробному возгласу (что то типа «Вау» на глубоком вдохе), понимаю что она была на треть девственницей. Но после ТАКОГО траха такие мелочи уже не сбивают волну экстаза. И эта волна нас накрыла буквально через пол минуты движений на форсаже. Кончали мы долго, чуть не сломав при этом стол, и затихли. Я полулежал на ней а она дрожала крупной дрожью с потряхиваниями. Сил оставалось только смотреть на нее, член сам потихоньку выползет из маленькой дырочки ануса. Вспомнив про девушку в дверях скосил глаза в зеркала. М-да, похоже у нас было не два а три крутых оргазма. Девушка в дверях сидела на полу бессильно прислонившись к косяку и разметав по полу полусогнутые ноги, ничуть, кстати замечаю, не хуже ножек Таисии. Таисия открыла глаза и очень нежно провела рукой по моим волосам, шеке, шее. Я нагнулся и стал целовать ее губы и глаза, отвечать у нее уже видимо не было сил. Она расслабилась вся (мой червячок видимо воспользовался случаем и покинул обжитую дырочку) уронив голову набок. Я перешел на ушко и шею, благо короткое каре не мешало этой процедуре.

Таисия как то странно хмыкнула и повернулась опять ко мне, в глазах прыгали бесянята (похоже заметила нашу гостью).

— У меня есть для тебя сюрприз — преодолевая хрипоту но очень спокойно сказала она.

Два и два сложить было несложно, посему я сказал, глядя в глаза Таисии Повалий и не оглядываясь:

— Заходи, Дита Каприз, чего уж теперь стесняться!

— Да! Теперь уж точно нечего — раздался от дверей приятный голос, может чуть низковатый для девушки ее сложения, хрипловатость можно списать на пикантность ситуации.

В глазах Таисии промелькнуло уважение, уж не знаю к кому, надеюсь к нам обоим. Мы с ней повернулись на голос.

Транссексуалка после операции и звазада травести-жанра Дита Каприз поднялась с пола и двинулась к нам, поправляя упавшую лямку верха купальника и подтянув низ купальника, закрыв тем самым краешек выступавшего лобкового треугольника. Могла бы и не напрягаться, купальник типа два треугольника сверху два снизу и пара-тройка шнурков завязок все одно не мог закрыть возбужденное тело.

Преодолевая слабость отталкиваюсь от стола и выпрямляюсь. Таисия лежит разметавшись по столу со свешенными ногами, теперь она явно стала недвижимостью.

— Сударыни, теплый бассейн, думаю, это то что нам надо — сам я по крайней мере ощущал именно это (воду я действительно запустил теплой, люблю понежиться а не прыгать в бассейн как в прорубь)

Таисия не подала признаков жизни, а Дита Каприз изменила направление движения. Еще раз проведя инвентаризацию остатков сил, я подхватил Таисию на руки и понес в бассейн. Дита Каприз присела на корточки на краю бассейна помогая мне …сгрузить в воду мою ценную недвижимость. Похоже подруги, подумал я глядя на нежную помощь оказываемую мне Дитой Капризом в этой процедуре. Я пристроил Таисию в уголок бассейна, тело в воде, руки на бортиках, и повернулся к Дите. Долг платежом красен, надо помочь устроиться и Дите. Прямо из воды подхватываю ее, сидящую на корточках на краешке бассейна и переношу рядышком с Таисией. Если при этом я невзначай дернул бантики по бокам ее бедер и нижние ее треугольники остались на бордюре, то это мелочь, по крайней мере она внимания на это не обратила.

И вот стоим мы втроем в уголке, по грудь в воде и похоже все трое тихо тащимся. Вода плещется и снимает усталость, тело расслабляется и начинает мечтать. Воображение похоже отошло от оглушающего действия гранат и делает первые пробы в рисовании картинок. Покачиваюсь на воде, две руки, две птицы, им бы только порхать на девичьих телах, у них своя жизнь. Пару раз наткнувшись на остатки купальника Диты Каприз двумя движениями снимаю и его, Дита Каприз явно не против, вот и славненько. Таисия еще болезненно реагирует на прикосновения к промежности, зато Дита Каприз явно благосклонна. Она откинула голову назад, на бордюр, и из воды показалась сладкая парочка.

Одна рука блуждает по плечам и груди Таисии, вторая по промежности и попочке Диты Каприз, губы отведали сладкую парочку, действительно сладкую, может не такую большую как хотелось бы но ясно выраженную и крепенькую, почти девченочью. Тихо плещемся некоторое время таким макаром. Таисия подала признаки жизни, Дита Каприз дышала уже тяжело и прерывисто, я смачно чмокал — красота! картина маслом можно сказать. Мы сбились в кучку потеснее. Я перенес основные ласки руками на влагалища, причем для Таисии рука была бы грубовата, и я ласкал ее промежность прогоняя туда сюда воду рукой. Мои девочки явно активизировались, но им, в четыре руки порхать по мне было проще, так что я пытался заменить количество качеством, лихорадочно вспоминая все известные мне приемы. Вскоре мы убродились друг по другу до состояния добротного стояния, после чего я с трудом отбросив мысль о трахе в воде (знал бы заранее, набросал бы в воду дезинфекторов, а так можно запросто погубить это тонкое женское чудо природы) оторвался от двух трепещущих тел и подхватив их направил к лесенке. Вылезали они уже сами, довольно резво, я их только поддерживал под попу не столько по необходимости, сколько сами знаете почему, наверное по этому же посчитал своим долгом лизнуть каждую от промежности до спины, когда их аппетитные попочки проплывали мимо меня вверх.

— А теперь дамы, по пиву — провозгласил я, мысленно поздравив себя с тем что бутылок три а не меньше.

— Что ж — загадочно улыбнулась Таисия Повалий — Мороженное не едят залпом.

Мы все поняли друг друга. Как все таки приятно, когда тебя понимают и не мешают в экспериментах.

— Кстати рекомендую массаж в его исполнении — сказала Таисия повернувшись к Дите Каприз — Весьма горячее блюдо

Дита Каприз слегка наклонив голову посмотрела на меня, если на меня так будут смотреть постоянно я наверное умру у массажного стола, понятное дело, тут без вопросов. А Дита Каприз похоже весьма немногословна.

— Боюсь, что для полной схемы у меня уже нет сил — отвечаю я на немой вопрос Диты — Но сделаю все что смогу

— Думаю я могу скончаться и от четверти того, что я видела — улыбнулась мне Дита Каприз

Интересно, скончаться это она в каком контексте? подумалось мне.

— Раз уж пошла такая кулинария — продолжаю я — попрошу главное блюдо на стол!

— Точно, точно — подхватывает Дита Каприз, элегантно вспорхнув на стол с уже порядком измятой и мокрой простынью, и устраиваясь на нем на спине, слегка согнув и разведя ноги — Блюдо уже подрумянилось и разогрелось.

Таисия оседает на скамейку у стены рядом с моей подготовкой. Гляжу на Дита Каприз и думаю, да и черт с ними, с правилами массажа — пошла импровизация.

— Что ж — делаю я задумчивый вид и гляжу на Таисию -Думаю блюдо надо приправить пивной подливкой.

В глазах Таисии понимание, она сканирует припасы и выуживает из них пивной бутылек, протягивая ее мне, подхватываю его на пути к столу.

— Блюдо относиться к этому положительно и с пониманием — Дита Каприз томно закрывает глаза и закидывает руки за голову.

Для хороших манер надо бы открывалку, но отвлекаться от начинавшейся волны уже не хотелось, край стола сыграл свою роль, пиво запенилось и пошло через край. Глотнув по пути, поливаю вздрагивающее тело Диты Каприз. По всему телу пузыриться белая пена, пиво затекает в уголки и ложбинки, сливается с боков и течет по возбужденному влагалищу — натюрморт достойный пера художника! Дита Каприз ярко выражено тащиться. Боевые подразделения моего организма попрыгали по своим местам и доложили о готовности, причем не только мне, Дита Каприз скосила глаза и улыбнувшись потянулась пообщаться с моим стоящим по тревоге войском. Со стороны Таисии пришел характерный звук открываемого пива.

— За регенерацию — провозгласила Таисия приподняв бутылку.

Я ответил ей таким же салютом почти пустой бутылкой. Дита Каприз ответить уже не могла, в связи с крайней занятостью рта. Чтоб я так жил! подумалось мне допивая пиво и одновременно борясь с желанием оттрахать ротик, безраздельно и требовательно разбирающийся с моим членом. Ну уж дудки! умирать так с музыкой. Нагибаюсь над Дитой Каприз, при этом член уходит из под ее опеки, а жаль, черт возьми, но ведь пиво стынет! Собираю губами и языком страстно пузырящуюся глазурь с тела, которое уже истомилось. Дита Каприз заводиться тяжелее, но мне от этого, как не странно, только легче. С таким типажом я больше знаком, не подумайте дорогие дамы плохо, но таких большинство. Скорее Таисия есть исключение из правил, которые подтверждает Дита Каприз.

Я уже утвердился на лепестках страсти Дита Каприза, когда почувствовал, как под ноги уперся стул. ДА! Таисия просто прелесть, пожалуй она достойна кой чего еще, даже если я буду совсем без сил. Ну с! Приступим! И понеслась душа в рай, и в прямом и в переносном смыслах. Языку уже было тяжеловато, я помогал ему носом, руками нащупывая по телу другие зоны страсти. Дита Каприз завелась окончательно когда я стал буравить языком дырочку ануса, весьма кстати подготовленного, и одновременно обрабатывать вагину носом. Руки были очень заняты попой и ногами, жалко что руки только две.

Под столом явно наметилось движение, судя по тому, что мой зовущий стойкий солдатик таки докричался и был затянут в жадную темницу с частоколом зубов.

Но с ним там обращались очень неплохо, раздевали, облизывали, одевали, и по новой раздевали… не торопясь, с чувством толком и расстановкой. Сопение, причмокивание, приглушенное постанывание и все это плавно набирает амплитуду. Ну чем не сказка для взрослых со счастливым концом? он кстати от счастья даже подергиваться стал и мне по новой пришлось забрасывать окопы своего воображения глушилками и анестетиками, на этот раз более успешно. Дита Каприз разошлась не на шутку, я отвлекся на подстольные движения и пропустил момент, когда мне стоило притормозить, теперь дорога для Диты могла быть только вверх. Я развел ее губки пальцами и накинулся на доверчиво высунувшийся бутончик, тот послал сигнал SOS хозяйке и ее затрясло. Схлопнувшиеся ноги могли бы запросто отправить в нокаут, не будь я в состоянии непрекращающейся эйфории. На язык попало несколько капелек, я начал втирать их обратно, Дита Каприз затрепетала и выгнулась, похоже пока это для нее перебор. Ее тело расслаблялось частями, ноги расслабились на моих плечах. Мое состояние было близко к критическому, мне тужен был малюсенький перекур, желательно с сигареткой и пивом, но боюсь шансов было мало. Положил руки на плечи Таисии, и потянул ее из под стола. Она выскользнула в щель между мной и столом, покрывая легкими поцелуями мое мокрое от пота тело.

— Встань коленями на стол, над ней, спиной ко мне- прошептал я склонившись к ушку Таисии

— Ну ты Монстр! — так же тихо прошептала она мне вставая и разворачиваясь.

Слегка подправляемая мной Таисия переплелась с Дитой Каприз, заслужив ее тихий стон. Дита Каприз закинула руки на шею Таисии и переплела ноги на ее спине. Передо мной предстала редкая и запоминающаяся картина. На одной вертикали четыре призывно раскрытые дырочки, блестящие и изнывающие от всего, что мы с ними выделывали. Давая передохнуть Диту Капризу я приник к Таисии, которая потекла сразу и обильно. Похоже так мы быстренько раскочегаримся все трое, что может быть и к лучшему, поза на столе для девчонок не самая удачная, да и стол жестковат. Зато мне — так полный улет.

Я заныривал в глубины Таисии, опускался ниже на Дита Каприз и поднимался обратно к Таисии. Руки шарят по «бутерброду для эротомана» на столе Стол уже ходил ходуном, мне даже подумалось, что надо будет его вписать в ведомость на списание — ночи он явно не переживет, да представьте, об этом, сосредоточься я на том что делаю, уже б раз пять обкончался. Но в конце концов я то же не железный! Таисия зашлась в оргазме щедро поливая меня и вагину Диты, Дита Каприз практически не отставала, чуть чуть не дотягивая до кульминации. Я вскочил и довольно грубо воткнулся в Диту Каприз, хотя в нашем состоянии за грубость уже фолы не дают. Вагинка Диты узенькая — искусственная, мокрая и горячая приняла меня с протяжным чавканьем. Начинаю набирать обороты. При переходе с первой на вторую передачи Дита Каприз выгибается луком, подбрасывая Таисию Повалий и сдергивая свою пещерку с моего копья, жалко только, что она такая же молчунья, в этом процессе, как и я, но и ее хриплые стоны были вполне достойной наградой. Тут же переключаюсь на Таисию, хотя ее и без меня уже во всю пробрало, буквально десяток мощных толчков в пульсирующем и хлюпающем влагалище — отполировали картину. Стол пока держался но всеми средствами давал понять, что это не на долго. Теперь надо не дать остыть моим красавицам, и я самозабвенно занялся ротацией. Дальше как у классиков — «все смешалось в доме Обломовых», от ротации в две пещерки, я перешел к ротации в четыре пещерки. Весь мой бутерброд был обильно полит нашими соками и потом, наши постанывания сделали бы всемирную славу озвучке любого фильма. Крыша съехала окончательно и бесповоротно и я понял что кончаю уже непосредственно в самом процессе, благо, что в самой нижней пещерке (а к этому времени дырочки именно так и выглядели) Диты Каприз. Выдернув свой яростно отстреливающийся член из жаркого котла, я излил остатки на спину Таисии.

Последний патрон был расстрелян и над полем брани повисла тишина. Сил не было даже на стоны, причем похоже у всех. Дита Каприз бессильно уронила ноги и руки. Таисия поднялась на вытянутые руки над Дитой Каприз, выгнувшись в спине, голова ее бессильно свешивалась на грудь, сперма потекла со спины по ложбинке попы, заполняя еще не закрывшийся анус, стекая по влагалищу и капая на промежность Диты Каприз, где продолжала свой путь уже в обратном порядке. Из под меня будто выдернули ноги и я рухнул на стул сзади. Картинка передо мной останется со мной на всю жизнь, и точно будет скрашивать старость, какой бы она не была. Таисия похоже так же исчерпала резервы и, прогнувшись еще раз, рухнула на Дита. Ее вновь мелко затрясло. Дита не подавала признаков жизни. Собрав остатки сил встаю и приобнимаю свой бутерброд сверху. Так и стоим, отходим. Стол узковат для двоих а тем более троих рядом лежащих, а на более длительное изменение дислокации пока нет сил и желания. Мимо проходит вечность.

— Дорогие мои — нарушаю я священную тишину — Ваш загнанный Россинант просит о перекуре с пересыпом.

— Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли? — похоже мы с Таисией смотрели одинаковые фильмы подумалось мне

— Да и собственно помыться таки надо — не совсем в тему произносит частично ожившая Дита.

— Тогда план такой — подвожу я итог — Расплетаемся, отлеживаемся на лавке, потом моемся.

— Принято единогласно — хмыкнула Таисия, начиная процесс высвобождения, с моей всесторонней помощью.

Утвердив Таисию на ногах, легонько шлепаю ее по попке, для придачи ускорения в нужном направлении, и занимаюсь Дитой. Трансуха Дита Каприз поднимать уже легко, хоть она практически не помогает, по ее лицу блуждает задумчивая улыбка чему то одной ей известному. Так, поддерживая Диту Каприз, а может опираясь на нее, перебираемся на лавку, где уже лежит Таисия Повалий, закинув руки за голову. Сажусь в ее изголовье, и с другой стороны укладываю Диту Каприз, кладу ее голову на свои колени, Таисия подтягивается к нам и укладывает голову рядышком с Дитой, я откидываюсь на стену и вытягиваю ноги. ВСЕ, три трупа на Плющихе. Состояния не стояния, не сидения и пожалуй не шевеления. Но где то там, под нами, пиво и сигареты.

— Проверьте под кем припасы — говорю я через некоторое время в потолок.

Девчонки, судя по звукам, зашарили под лавкой руками, вставать видимо и у них не было желания.

— Подо мной — заявила Дита Каприз, доставая подряд то, что нашупывала .

Засунув ненужное за спину я таки оказался обладателем бутылки, пачки и зажигалки. Сигарету в зубы, зажигалкой открываю пиво, запаливаю сигарету.

Сигарета пошла по кругу, бутылка последовала за ней. Мы просто лежали и молчали, видимо каждый о своем, а может об одном и том же. Время шло, наверное было уже часам к десяти.

Силы возвращались постепенно, а с ними приходило несравненное удовлетворение. Наверное что то подобное испытывает художник, написавший с любовью картину, которую с благодарностью и восхищением приняла публика. Девчонки так же зашевелились.

— Пожалуй на подходе третья часть Марлезонского балета — провозгласил я, прикидывая как выбраться из столь милого заточения.

Девчонки поднялись сами, решив тем самым мою проблему, и синхронно потянулись. Потягивающаяся, хорошо оттраханая, девушка до боли напоминает мне только проснувшегося ханорика (живет у меня такой зверек смесь хорька и норки). Кто таковых не знает, может представить себе горностая, та же грация и гибкость. Итак, двинулись к душевым. Девчонки разбежались к своим пакетам, за причиндалами, я запустил воду в одной кабинке и встал под поток. Упругие струи возвращали телу упругость и силу, а с ними возвращалась и крыша, из каких то неведомых далей. Подошли девчонки, о чем то перешептываясь. В руках поролоновые губки и бутылки шампуня, похоже из одной партии, а вот конструктор этих бутылок явно был сексуальным маньяком. Вы, думаю встречались с такими бутылками — высокая круглая бутылка со сглаженными ребрами и шарообразной крышкой — ничего не напоминает? Вот вот, мое воображение, полу оглохшее и парализованное, услужливо нарисовало мне очень пикантную картинку с участием двух девушек, двух таких бутылочек и меня болезного. Центр, отвечающий за резервы организма, наложил категорическое вето на сий образ. Девчонки вручили мне свою ношу и нырнули в струи душа, благо кабинки не маленькие, а конус вылетающей воды широкий.

Справедливо …решив, что за перерасход шампуня я не буду расстрелян, обильно выливаю его на губки, и тискаю их как эспандер, белая пена капает с рук на частую деревянную решетку душевой. Девчонки резвятся вовсю, вот уж у кого все в порядке с регенерацией. Подлавливаю выскочившую из воды Диту Каприз и начинаю напенивать ее двумя губками с двух сторон, намыленное тело скользит под руками, возвращая смысл жизни и подтачивая ранее наложенное вето. Блядина мужебабская Дита Каприз подняла руки над головой и посмеиваясь стала поворачиваться по кругу, я только вращал губками, опуская их к ступням и поднимая к шее. Как Афродита из пены, из струй вышла Таисия, и я переключился на нее, и мы повторили предыдущий прием с намыливанием. Дита Каприз пока намыливала волосы, волосами Таисии я занялся сам. Потом мы все занырнули под душ, активно отфыркиваясь и посмеиваясь. Видимо идея замылить меня пришла им одновременно, по крайней мере они не сговариваясь вытолкнули меня из воды и вышли сами, вооруженные губками и шампунем. Похоже, вето на картинку было таки преодолено моей нижней палатой, начавшей подавать недвусмысленные признаки жизни, и во исполнение плана, я отобрал у них обе бутылочки, сполоснув их под душем.

Таисия, надраивающая меня спереди, посмотрела на мня, потом на бутылочки, потом опять на меня, но уже многозначительно и приподняв бровь произнесла

— Однако! — телепатка она что ли, вновь подумалось мне, по крайней мере достойное подтверждение фразы Пушкина «О сколько нам открытий чудных готовит просвещенья дух, и опыт…»

Я был уже весь в пене, когда начал воплощать свой коварный план. Плавно опустился на решетку, девчонки последовали за мной, самозабвенно отдаваясь задаче содрать с меня шкурку. Тогда я просто плюнул на неудобства решетки и улегся на нее спиной, аккурат между Таисией и Дитой. Девчонки опустились на колени по обе стороны, Дита Каприз занялась моими ногами, видимо не подозревая о моем плане и повернувшись ко мне спиной. Таисия, с улыбкой наблюдавшая мои маневры хмыкнула, и мазнув меня по носу губкой, развернулась ко мне своей аппетитной попочкой, и снова прогнулась в спине. Всю эту сцену посыпали мелкие брызги воды от душа.

Ну что ж бутылочки, ваш выход! Одной я слегка шлепнул по попе Таисию, за чрезмерную догадливость. Она кокетливо взвизгнула, если такое можно представить, и после этого я повел круглой крышкой вниз, по ложбинке попы к центральным воротам, открытые створки которых настойчиво приглашали, истекая и изнывая, коих и достиг без приключений, благо с моего места вид открывался на все очень подробный. Дита Каприз уже поняла, куда дует ветер, и подалась попой ко мне поближе, за что получила заслуженную награду в виде аналогичной, круглой крышечки у входа в призывно раскрытое влагалище.

— А теперь дамы, разводим пошире ножки и опускаем попы к полу — озвучил я план дальнейших действий, плавно поводя круглыми крышечками в призывно раскрытых влагалищах.

План был явно воспринят с энтузиазмом. Мои девчоночки развели пошире ноги и их попы плавно пошли вниз, донышки бутылок уперлись в решетку, влагалища поглотили крышечки и сомкнулись за ними испустив удовлетворенное чмоканье. Таисия продолжила движение вниз, забрав в себя бутылочку почти до самого пола. Дита опускалась с остановками, и вобрала в себя около двух третьих. Пауза, я придерживаю донышки бутылок, прижимая их к решетке. Красавицы понимают, что это их сольный выход, и начинают двигаться, каждая в своем темпе. Я с жадностью ловлю ритм. У Таисии он рваный, несколько быстрых качков и пауза в высшей точке. У Диты Каприз он плавный с разными по глубине качками. Ну и чудненько, ритм взят, теперь главное не вращать бутылочки против часовой стрелки, по понятным надеюсь причинам, связанным с резьбой. Для усугубления кайфа, я выставил вверх по указательному пальцу, на которые и наткнулись анусы моих солисток, породив довольное урчание и увеличение скорости и глубины качков. Пара наших предыдущих заходов оставили след на возбудимости, завелись мы мгновенно и все трое. Я подхватил руками, столь мило мелькающие попочки и повел их дальше и вперед, Обе красавицы наклонились к моему воспрявшему члену и не сговариваясь взяли его в оборот, а я продолжил за них операцию с бутылочками, по началу пытаясь придерживаться их ритмов, но довольно скоро стало уже не до этого. А еще через чуть-чуть мои хорошие разразились оргазмами, а я ускорился в темпе, чтоб не дать им остынуть. Мой молодец был забыт и заброшен. Таисия отключилась от него сразу, Дита Каприз еще немного попыталась, но скоро так же впала в стенания и повизгивания. Негоже молодцу, да без дела шататься! Плавно, не прерывая процесса, занимаю коленную позу и смещаюсь за Диту Каприз, она прогибается сильнее и выставляет задок, его остается только лизнуть и занять своим молодцем. Теснотища там была жуткая. Дита Каприз взревела, по другому это и не назвать, но менять расклад было уже поздно. Бутылочкой работать я уже не мог, зато сам вжарил по самые яйца, забив бутылочку в Диту Каприз по самое донышко. Не могу сказать каково было Дите, буквально разорванному в обе дырочки, в тот момент мне было не до этого, но забилась она в моих руках как рыба на воздухе, тем не менее она яростно набросилась рукой на свою промежность теребя ее и растирая, задевая при этом мои яйца. Я упустил и вторую бутылочку, которой сразу завладела Таисия, и перевалившись на бок, чтоб пожирать глазами нашу сцену, проявила прыть, явно указывающую на близкое знакомство с вибраторами, присоединив к нашему дуэту и свой голос.

Я пожалуй теперь мог продержаться прилично, но Дита Каприз сдалась. После очередного оргазма, она рухнула вперед растянувшись во весь рост и только чуть сжимала и разжимала руки. Так! Наши ряды поредели. Перекатываюсь на спину под бок Таисии, она с закрытыми глазами самозабвенно вгоняет в себя бутылочку, все тело, мокрое от воды пота и вожделения — как струна, кажется тронь и зазвучит, похоже мир для нее уже не существует. Я тронул, она зазвучала. Буквально запрыгнула на меня, прижалась всем телом и накрыла рот поцелуем.

Ее рука пыталась завести член в свою свободную дырочку, но шансов было мало, это я понимал четко.

— Вынь бутылочку и садись на меня сверху, ко мне спиной — посоветовал я ей когда она склонилась ко мне снова — потом, если захочешь, вставишь бутылочку снова.

Предлагать дважды не потребовалось. Таисия моментом оседлала мой торчащий кол, причем рухнула на него так, что я испугался разорвать ее попу. Но это было только начало. Наездница взяла бешенный темп, и через стенку кишки я почувствовал, что уже не один, во влагалище двигалась в противофазе бутылочка, иногда задевая мои яйца и добавляя специфичных ощущений.

Главной в этой скачке была Таисия, и она остановилась на первом оргазме, впала в ступор. Ну уж дудки! Заваливаю ее на себя, подхватываю под бедра и продолжаю бешенную скачку. Ее рука на лобке, когда у нее бывают силы она вздрачивает свой клитор и опять впадает в ступор. Звуки от нас в основном хлюпающие и стонущие, на крик не хватает воздуха, по мне не переставая текут обжигающе горячие соки Таисии. Я никак не могу кончить, хотя уже явно превысил лимит ее выносливости. Пожалуй стоит остановиться. Плавно выхожу из нее, она скатывается набок, рядом со мной, глаза закрыты и, по моему, чуток прикушена губа. Перекладываю Таисию Повалий к Дите Каприз. Дита смотрит на нас осоловелыми глазами, наклоняюсь и целую ее в эти глазки. И будто бы это и поставило точку в нашем третьем подходе.

Я снимаю душ, предварительно сполоснувшись сам, и, уменьшив напор воды, слабой струйкой охлаждаю и обмываю две промежности, столь много вынесшие сегодня, ради наших билетов на небеса. Попутно …достаю оттуда бутылочки, Дита дернулась несколько раз и затихла, Таисия Повалий просто отвела ногу. Обмытые промежности будто бы ждали поцелуя благодарности, и конечно же они его получили, как и оба рта, с сухими и горячими губами. Мой стояк не проходил, может только это еще и давало мне способность к движению. Я сходил за сигаретами, мы уселись, как индейцы у костра, там же, вокруг душа. Каждый взял сигарету, мы закурили, молча. Вообще, надо бы заметить, немногословный получился вечер, коли конечно не считать за слова звуки в спектре от воя до хрипа, но я бы его точно не променял ни на какую другую развлекуху.

Вечер отдал нам все, на что был способен, а мы отдали это друг другу. Стояк начал проходить.

Стоя под душем все втроем мы договорились встретиться завтра вечером у Главного входа в семь, а там видно будет.

Девчонки подмылись, вяло оделись, собрались и пошли на выход. На мое ненастойчивое предложение проводить только махнули рукой, отлеживайся мол.

Прибираться в бане не было желания, просто открыл слив бассейна и вырубил общий рубильник. ВСЕ, теперь и правда ВСЕ. Темно, тихо, состояние как у эмбриона, да и мыслей столько же. Вышел под звездное небо, закрыл дверь.

Ключи начальник от меня теперь фиг, до моего отъезда, получит, но это уже так, мысли вслух.

Дорога до койки и Падение в нее уже не отразились в сознании, просто утром я проснулся в ней. Утро, это было ближе к 10, погода была прекрасная, настроение чудесное, воспоминания — просто фантастические, в роли ужасной принцессы выступала только инвентаризация, да и то штука рутинная, и не такая уж и страшная. Привожу себя в цивильный вид, и нацепив зеркальные очки заруливаю к начальнику за подкреплением из пары старушек, для потрошения завхозов. Выходим от него, заходим в другой кабинет, начальник первый и представляет меня — Девушки познакомьтесь с нашим куратором, ведущим экономистом.. Я эдаким гусем вплываю в кабинет (ага, в помещении и в зеркальных очках, а то!), начальник представляет их мне — А это наши новые экономист и бухгалтер, они и будут вашим подкреплением, заодно и с хозяйством поближе познакомятся!

Да, картина маслом, у меня чуть очки с носа не выпали. Сидят за столами при полном параде Таисия Повалий и Дита Каприз. Дита оказалась еще тем трансвеститом, а Таисия Повалий — народным депутатом, в жизни бы не подумал! Она такая тупая и ебнутая на всю голову, эта старая блядь.

Немая сцена, все улыбаються.

— Нам Очень приятно — изрекает Таисия — Надеемся на плотное и глубокое сотрудничество.

Как все же богат язык нюансами, и сколь много можно сказать обычными, для непосвященного, фразами .

Мое воображение проснулось толчком и понеслось вскачь, рисуя перед внутренним взором длинные стеллажи складов с мягкими перинами, ряды спальных корпусов, кабинеты с широкими столами и множество аналогичных картинок, сдабривая все это жуткой порнографией. Что то зашевелилось в душе, а может быть и ниже. Я широко улыбнулся.

— Значит наши взгляды на все вопросы полностью совпадают!

Опять же, совершенно стандартный ответ для непосвященного однако Дита Каприз даже покраснела.

Еше я понял, что вряд ли доживу до конца инвентаризации. И как то неподумавши ляпнул начальнику, хотя говорил конечно не для него а просто в его сторону, фразу римских гладиаторов.

— О Цезарь, идущие на смерть, приветствуют тебя!

Начальник истолковал ее по своему

— Работайте! мы создадим для вас все условия!

Таисия,было похоже по звуку, придавила в горле смешок и закашлялась. Видимо так же представила начальника «держащего свечку».

Я был так же недалек от хихиканья, но вместо этого начал тихонько и про себя молиться

— Господи, спаси и помилуй неразумное и не в чем неповинное дитя твое, порождение бюрократии и рутины! Сохрани ей шанс на завершение!!

Но боюсь, Господь меня не услышал…

Подписывайтесь на аккаунт Издательского дома Владимира Кириязи в Twitter и Facebook: в одной ленте — все, что стоит знать о сексе, порно, инцесте, страпоне и копро, а также о звездах большого секса Украины Светлане Редич, Татьяне Манович и Алене Шнорин.