Ани Лорак и говноедка Биата

Ани Лорак и говноедка Биата

В то время, когда я жил на Березняковской, недалеко от меня жила моя подруга — знаменитая киевская говноедка Биата. Она была младше меня на один год, мы дружили с ней с детства. Биата (в миру — Екатерина Пархоменко) была настоящей красавицей: роскошные темные волосы, хорошая фигура. Раньше я смотрел на нее лишь как на близкого друга, но со временем, когда она стала взрослеть, я стал замечать ее становившуюся заметной грудь, формы округлялись, теряя подростковую угловатость. Биата становилась красивой повзрослевшей девушкой.

Я все чаще стал замечать, что задерживаю свой взор на ее округлостях: то на груди, туго обтянутой футболкой, то на ее очаровательной попке. Биата иногда замечала мои взгляды, она всегда смущалась и поправляла одежду. Моей мечтой стало дотронуться до ее груди, провести рукой по ее заду. Но Биата всегда отстраняла мою руку, когда я пытался начать исследования.

Однажды летом мы прогуливались по слабо освещенной улице. Мы шли, молча, держась за руки. Заметив, как народ ебется у озера Тельбин, Биата сказала:

— Вова, давай заберемся в кусты и посмотрим, что они там делают.

— Давай, — ответил я.

Мы осторожно, чтобы не шуметь перелезли через забор и подкрались к окну. Медленно мы подняли голову и стали смотреть.

В комнате находилась давняя лесбийская подруга Биаты — всем известная Ани Лорак. Она стояла перед креслом, на котором сидела ее мать. Она явно была чем-то недовольна и ругала Ани Лорак.

— Ани Лорак сегодня получила две двойки, — шепнула мне Биата.

Закончив отчитывать Ани Лорак, мать вышла в другую комнату, и вернулась с ведром полным березовых прутьев.

— Кажется ее сейчас будут пороть. Давай уйдем, — попросила Биата.

— Я не могу пропустить такое зрелище, — ответил я, давай посмотрим, что будет дальше.

Биата промолчала.

А в это время в комнате Ани Лорак уже сняла юбку и трусики. Я впился взглядом в ее голую попку. Раньше я никогда не видел такого, поэтому я смотрел не отрываясь. Мать Ани села на диван и выдвинула одно колено. Дочь послушно подошла и легла на выставленное колено так, что ее тело согнулось, и попа оказалась торчавшей вверх. Мать взяла один прут. Размахнувшись, она хлестнула им по голой попке Ани Лорак, она вскрикнула. Мать стала размеренно наносить удары, дочь вскрикивала, по ее щекам катились слезы. От ударов ее попа стала краснеть, она уже была вся исхлестана. Ани Лорак уже рыдала, прося мать остановиться.

Я оторвал взгляд от этого захватывающего зрелища и взглянул на Биату. Я думал, что она отвернулась, и удивился когда увидел что и она захвачена этим зрелищем. Широко раскрыв глаза, она не отрываясь смотрела в окно. Заметив, что я на нее смотрю, она смутилась и отпрянула от окна.

— Пошли, — позвала она и пошла к забору.

Я последовал за ней.

Возбужденные мы добрались до дома Биаты.

— Мне пора. До завтра, Владимир! — сказала Биата.

Взглянув на меня она обняла меня и впилась в губы горячим поцелуем. Я тоже обнял ее но она вырвалась и убежала в дом.

На следующий день мы пошли с Биатой в лес, потому что мне очень хогтелось срать. В этот день она выглядела задумчивой. Найдя хорошую поляну, мы присели на траву и высрались. Биата подсела ко мне поближе. Я обнял ее.

— Скажи, тебе понравилось то что ты вчера увидел, — вдруг спросила Биата.

— Да, это было увлекательно.

— А что тебе понравилось больше.

— Все, а что ты имеешь в виду?

— Ани Лорак красивая?

— Да, но ты ее в сто раз лучше.

— Ты видел…ну…там вчера…ее без…трусиков…

— Да.

— Тебе было приятно.

— Приятно. Любой мальчик любит подглядывать за девочками.

— А ты бы хотел…увидеть…меня…то есть мою…попочку…, — Биата склонила голову.

Последнее слово она произнесла еле слышно.

— Я давно об этом мечтаю.

— Скажи, тебя когда-нибудь пороли?

— Нет не разу, а тебя?

— Меня тоже, ни разу. Интересно как это.

— Хочешь попробовать, — пошутил я.

Биата медленно подняла свою голову и посмотрела мне в глаза.

— Да, — шепнула она, — хочу.

Я замер от ее слов. Я живо представил ее на месте Ани Лорак, и дрожь прошла по моему телу.

— Ты хочешь, чтобы я сделал то же, что мы вчера видели? — нерешительно спросил я.

— Да, ты согласен? — снова еле слышно сказала она.

— Да.

— Я сейчас сорву прутик, сказала Биата и, поднявшись, пошла к лесу.

Я был сильно возбужден. И не мог поверить в то, что сейчас произошло. Подошла Биата. Она вручила мне несколько прутьев таких же, какими вчера пороли Ани Лорак.

Биата сняла под юбкой трусики и легла на траву животом. Потом она задрала свою юбку, открыв свою слегка вздрагивающую голую обосранную попу. Я смотрел на нее не в силах двинуться.

— Стегай, — сказала Биата.

Я не шевелился.

— Не стой ударь, — снова попросила Биата.

Я опустился перед ней на колени. Взяв прут, я не сильно стукнул им по ее голой попе.

— Сильнее, отстегай меня так же как вчера отстегали Ани Лорак. Я прошу.

Я стал стегать сильнее. Прут со свистом опускался на голое тело. После каждого удара на попе у Биаты оставались красные рубцы, и она вскрикивала.

— Может быть хватит, — спросил я.

— Нет…прошу не останавливайся…стегай меня еще…да…да…, — она плакала

Я продолжал. Ее попа уже вся была красной. От этого зрелища я так возбудился что мой член был просто готов порвать брюки и вырваться на свободу.

Зад Биаты все сильнее краснел. Я кончил ее хлестать. Биата поднялась и, рыдая, бросилась ко мне на шею. Я обнял ее и прижал к себе.

— Ты считаешь меня ненормальной? — сквозь слезы спросила она

— Нет, с чего ты взяла.

— Я попросила выпороть себя.

— Мне это очень понравилось.

— Правда?

— Это было в сто раз лучше тем то, что мы видели вчера. Делать это самому.… А тебе было очень больно?

— Мне это тоже…понравилось…

— Да??? Почему?

— Я лежала перед тобой с голым задом, и ты стегал меня, это так стыдно, но и…возбуждает. Я…я…я даже кончила пока ты меня порол, — от этих слов у меня закружилась голова.

— Кончила…, — она покраснела.

— Ты тоже возбудился…. Я помогу тебе.

Ее рука скользнула ко мне в брюки и стала поглаживать мой твердый член. Дрожь удовольствия пробежала по моему телу. Я стал гладить спину Биаты. Рука Биаты, не останавливаясь, ласкала мой член. От удовольствия мои ладони опустились на ее зад, и я с силой сжал ее попу. Биата застонала.

— Извини, я не хотел. Твоя попа, наверное, болит.

— Не бойся. Еще также сожми. Мне приятно. Пока я тебя ласкаю…

Я стал мять ее мягкую попу. Моя рука скользнули под юбку. Ее кожа обжигала. Биата постанывала, ее глаза были закрыты. Ощущение ее горячего зада, и осознание того, что я делаю, еще больше возбудили меня. Поток спермы затопил мои брюки. Мне было хорошо как никогда.

Биата вынула из брюк свою измазанную в сперме руку. Озорно посмотрев на меня она стала слизывать капельки. Слизав все, она приникла губами к моему рту. Мы стали целоваться. Это было так чудесно ощущать на ее губах вкус спермы. Оторвавшись, Биата посмотрела мне в глаза.

— Тебе понравилось?

— Ты чудесно все сделала. У тебя такая проворная ручка, — Биата покраснела.

— Пошли домой мне уже пора, — сказала она.

Приведя себя в порядок, мы, взявшись за руки, побежали домой.

2Следующим утром я зашел к Биате домой. Она сразу взяла меня за руку и повела к себе в комнату.

— Вованчик! Сегодня мои родители уехали. Будут не скоро. Ты хочешь повторить…

— То, что было вчера?

— Да, — она достала из-под кровати несколько прутьев.

— С удовольствием.

— Мне так стыдно то, что мы делаем.

Биата скинула юбку. Под ней ничего не было. Мой взгляд остановился на светлом пушку у нее между ног.

— Куда ты так смотришь, — улыбнувшись, спросила Биата.

— Я смотрю на твою писю. Там такие очаровательные волосики.

— Ты ведь раньше никогда не видел то, что у девочек под трусиками? Только попку пару раз.

— Мне очень нравится то, что я вижу. Такая киска. Ты разрешишь ее потрогать.

— Не сейчас. Сейчас я хочу, чтобы ты наказал меня.

— Наказал, — удивился я.

— Да, отстегай меня, — Биата протянула мне прут.

Я взял прут и подставил Биате коленку. Биата подошла и легла на нее, подставив мне свой голый зад.

Я с силой стал хлестать. От моих ударов тело Биаты вздрагивало, с ее губ срывались стоны. Вид ее извивающего тела и звуки ее всхлипывания вызывал у мены дрожь возбуждения.

— Бей же меня, — плакала она, — еще…сильнее…да…я кончаю…кончаю-ю-ю…

Тело Биаты металось на моих коленках, потом вдруг напряглось и расслабилось. Я кончил наносить удары.

Биата поднялась, ее лицо было все заплаканное, размазывая слезы, она принялась целовать меня.

— Милый мой. Хороший…спасибо тебе… мне никогда не было так хорошо. Сейчас я тебя поласкаю. Ты, наверное, тоже сильно возбужден. Бедняжка. Давай своего дружка. Я поласкаю его

Биата начала стаскивать с меня брюки. Я помог ей расстегнуть молнию и спустил брюки и трусы. Мой член с радостью выпрямился. Я сел на кровать и откинулся. Биата жадно схватила мой набухший член и стала покрывать его поцелуями. После она взяла его в рот и стала сосать. Член то показывался из ее рта то почти весь исчезал в нем. Мне было так хорошо, что хотелось чтобы это продолжалось всегда. Но возбуждение все нарастало, и член буквально взорвался, наполнив рот Биаты спермой. Я застонал. Не выпуская изо рта члена, Биата глотала, высасывая из члена все. Остановилась она лишь когда ни осталось ни одной капли. Биата легла рядом со мной и поцеловала меня в губы.

— Не могу представить. Я только что сосала твой член, — сказала она.

— Мне было очень приятно.

— Мне так стыдно. Я лежу перед тобой без трусов.

— Было бы еще лучше, если бы ты сняла с себя все остальное, — я прикоснулся к ее груди.

— Ишь какой, — сказала она, но стала расстегивать свою блузку, — раз уж мы зашли так далеко я не против пройти чуть дальше.

Биата сняла блузку, расстегнула и отбросила лифчик. Я увидел две очаровательные идеальной формы груди. Сев перед ней я стал гладить их. Биата закрыла глаза. Посмотрев вниз, я оторвал одну руку от ее груди и засунул Биате между ног. Там было очень горячо и мокро. Ощутив мою руку на своей писе Биата с силой сжала ноги, так что моя ладонь стала зажата между ее мокрых складок. Биата широко раскрыла глаза.

— Нет, убери, — она попыталась убрать мою руку.

Я пошевелил пальцами. Мне было до ужаса приятно ощущать ее мягкую влажную податливую плоть. Биата застонала.

— Убери,…прошу, — прошептала она, но не пыталась уже убрать руку, наоборот слегка развела ноги.

Я толкнул ее на спину и широко развел ее ноги. Биата не сопротивлялась. Увидев красную блестящую от влаги писю, я потерял голову. С жадностью я приник к Салиной писе и стал вылизывать ее. Биата лишь постанывала от моих действий.

— О боже…да…да…так лижи меня…

Я нащупал языком маленький бугорок и стал ласкать его. От этого по телу Биаты стала пробегать дрожь. Ее стоны усилились.

Руками я придерживал Биату за попу. Одной рукой я стал поглаживать ее писю. Мой палец наткнулся на плотно сжатое отверстие ануса. Я стал пальцем поглаживать его. Рука была влажной, и поэтому под небольшим нажимом палец скользнул внутрь. Биата замерла, прислушиваясь к своим ощущениям. Я не прекращал лизать ее клитор, одновременно шевеля пальцем в ее заднем проходе. Ей это видно понравилось, потому что она снова принялась извиваться. Я добавил к одному пальцу другой и слегка расширил ее анус. Биата застонала.

Лаская Биату, я вновь очень возбудился. Член уже стал твердым. Внезапно решившись, я схватил Биатау за лодыжки и прижал ее ноги к ее груди. Мой член оказался как раз напротив ее зада. Я схватил член рукой и, приставив его к анусу Биаты, надавил. Член плотно вошел в Салин зад. Она вскрикнула широко раскрыв глаза. И попыталась оттолкнуть меня, но я придавил ее своим телом так, что она не могла пошевелиться.

— Что ты делаешь, — вскрикнула она.

— Только что я засунул свой член тебе в попу, чувствуешь, — я пошевелил членом у нее в попе.

Я стал медленно двигать членом у нее в попе. Некоторое время Биата лежала неподвижно, но вскоре она тоже стала двигать своим задом в такт моего движения. Я задвигался увереннее. Мой член то появлялся, то полностью нырял в ее попу. Отверстие было очень узким, и член с трудом двигался внутри. Мягкие стенки ее заднего прохода приятно сжимали мой член.

Вскоре Биата уже стонала под моими ударами. Давление в моем члене нарастало. Казалось, что стенки заднего прохода так сильно сжимают член, что сперма не сможет найти себе дорогу. Но давление было слишком сильное и я стал наполнять ее зад горячей спермой всадив член до упора. Биата, почувствовав, как ее наполняет горячий поток, закричала, ее тело забилось в невероятном оргазме. Казалось, он никогда не кончится. Я лежал на ее дрожащем теле, член все еще оставался внутри. Наконец, Биата успокоилась. Она открыла глаза. Я попытался вынуть член, но Биата меня остановила. Притянув мою голову, она впилась в мои губы долгим поцелуем. Оторвавшись, я вынув член без сил упал рядом с Биатой.

— Это было так чудесно, почему я не делала это раньше, — сказала Биата, — Теперь я готова заниматься этим каждый день.

— Тебе понравилось…ну когда я тебя в попу, спросил я.

— Да. Сначала я испугалась. У тебя такой большой. Я думала он порвет меня пополам, но потом мне даже понравилось что он такой большой. Это так приятно ощущать себя такой заполненной.

— Мне тоже было приятно ощущать, как мой член плотно обхватывает что-то мягкое.

Отдохнув, мы пошли в душ. Мне казалось, что я уже опустошен, но когда стал натирать мылом Биату, то почувствовал, как мой член снова встает.

— Да ты просто неутомим, — удивленно сказала Биата, увидев мой затвердевший член, — при виде твоего инструмента у меня начинает чесаться в попе.

— Так давай я почешу.

Биата опустилась на резиновый коврик, встала на четвереньки, сильно выпятив зад.

— Однажды я видела, как это делают собачки. Я долго смотрела на них и удивлялась, почему они делают это в попу. Но теперь я знаю. Вставь мне мой песик твоя подружка хочет ощутить твоего дружка в своей попочке. Мы будем как собачки.

Я опустился перед ее задом на колени. Приставив член к ее анусу, я с силой надавил. Член был в мыле, но все равно я лишь с трудом смог вдавить его в попу Биаты, пердевшую от воторга. Я стал ритмично двигаться. Мои яйца с силой ударялись о Салину писю, доставляя нам обоим еще больше удовольствия. Каждый раз когда я пытался задвинуть член Биате плотнее сжимала стенки заднего прохода так что член с трудом входил. Она громко стонала и вскрикивала каждый раз, как я с силой засаживал свой все сильнее разбухавший член.

Прежде чем из члена брызнуло, Биата успела кончить не менее двух раз сквиртом.

Несколько дней спустя, вечером, возвращаясь из соседнего города, я решил заглянуть к Биате. Мы сидели и разговаривали, как в дверь постучали. Пришла Ани Лорак.

— Вова, быстрее спрячься в шкаф, — сказала мне Биата, — что-то увидишь.

Заинтригованный, я поспешил забраться в шкаф. Уютно устроившись на одежде, я стал смотреть в замочную скважину.

Вошла Ани Лорак. Биата стала показывать ей свои новые платья. Они были из тонкого шелка, плотно обтягивающие тело.

— Хочешь примерить? — спросила Биата.

— Даже не знаю. Они такие красивые. Хорошо я посмотрю, как они на мне будут сидеть.

Ани Лорак стащила платье. Под ним оказались надеты маленькие трусики, плотно обтягивающие попку и лифчик. Ани Лорак уже взяла платье и хотела его надеть, но Биата остановила ее.

— Разве можно надевать такое платье на белье. Посмотри, оно же будет некрасиво выделяться. Платье ведь обтягивающее. Для этого платья нужно специальное белье. У меня сейчас нет такого. Лучше сними все с себя.

— Все. Одеть абсолютно голое тело?

— Конечно, что тут такого.

— Я…стесняюсь.

— Кого? Здесь кроме нас никого нет. Неужели ты будешь стесняться меня?

— Нет, что ты.

Ани Лорак расстегнула лифчик и бросила его на кровать. После секундного колебания она стянула трусики и отбросив их стала натягивать платье. Невольно я залюбовался обнаженным телом Ани Лорак. У нее было слегка пухленькое тело. Уже довольно большие, хорошо сформировавшиеся груди. Она повернулась ко мне передом, и я увидел густые заросли у нее между ног. От представления того, что они скрывают, у меня закружилась голова.

Надев платье она посмотрела на себя в зеркало. Платье сидело на ней превосходно. Ани Лорак прошла по комнате.

— Просто блеск, — заметила Биата, — увидев тебя в этом наряде парни сойдут с ума.

— Мне тоже нравится. Я выгляжу довольно неплохо.

— Учитывая что у тебя под платьем ничего нет, это довольно экстравагантно. Смотри, у тебя сквозь ткань проступили соски.

— Это ткань, она такаю мягкая, когда идешь она так гладит кожу, — смутилась Ани Лорак, — вот соски и выступили.

— Сейчас так модно.

— Нет, я стесняюсь надевать такие вещи.

— А чего стеснятся. У тебя красивое тело, не стыдно немного показать.

— Я не могу.

— Что к парням не тянет?

— Ну…если чесно тянет…

— Так что. Действуй.

— Я не могу познакомится. Я их боюсь.

— Поверь, в них нет ничего страшного.

— А вдруг он полезет мне под юбку.

— Так это прекрасно. Тебе это понравится поверь. Такие ощущения…, — Биата прикрыла глаза.

— Что! Дать ему касаться меня там!!

— Да нет ничего приятнее.

— Я не могу, — Ани Лорак смутилась

— Ты когда ни будь пробовала касатся себя … в стыдных местах?

— Нет! Нет!!

— Ведь врешь. Я вижу.

— …я…я…- Ани Лорак густо покраснела, —

— Тебе ведь это понравилось? Ну скажи.

— Да…

— Поверь, приятнее всего это делают мальчики. Вот мой Вован. Такое блаженство.

— Ты позволяла Вовану трогать себя??

— Да я была полностью голой а он трогал меня где хотел. Мял мою грудь, целовал, опускал руку мне между ног и ласкал мою мокрую пизду.

— Я бы не смогла.

— Ты не представляешь, что теряешь. Ты имела оргазм?

— Что это?

— Это когда тебе неописуемо хорошо, все тело просто трясет.

— Да…

— Правда, раскажи.

— Я не могу.

— Я твоя лучшая подруга я ни кому не скажу. Ты должна доверять мне. Как это было? Ты натирала свою писю? Или совала пальчик?

— Нет…я боюсь сказать…ты подумаешь что я ненормальная…

— Обещаю что все постораюсь понять. Ну раскажи.

— Понимаешь меня мама иногда наказывает. Стегает березовыми прутьями. Сначала мне это не нравилось. После наказания попа болит. Но однажды я представила что все это увидит какой ни будь мальчик. Как я с голым задом лежу и меня наказывают. И представляешь, раньше приготовление перед поркой очень пугало меня, теперь наоборот возбуждает. Недавно я чуть не кончила пока мама меня порола. У быстро ушла в комнату,и там стала гладить с вою писю. На меня нахлынула волна такого блаженства. До этого со мной никогда такого не было… Ой что …ты делаешь!!!

Ани Лорак увидела что Биата запустила руку под юбку и закрыв глаза, что то там делает.

— Твой расказ так возбудил меня. Я хочу кончить.

Биата откинулась на спину. Одной рукой она отвела в сторону трусики, другой, нущупав клитор указательным пальцем стала инергично тереть.

Ани Лорак широко раскрыв глаза наблюдала за Биатой. Вот Биата застонала. Ее таз заметался, потом спина выгнулась и, содрогнувшись всем телом, Биата вскрикнула.

— О боже, как приятно, — отдышавшись сказала Биата.

— Ты…ты кончила?

— Да. А ты не хочешь?

— НЕТ!!! Нет! — Ани Лорак встала.

— Хочешь я вижу, смотри, у тебя проступило мокрое пятно на платье. Ты вся течешь от возбуждения.

Ани Лорак покраснела и прикрыла пятно руками.

— Облегчись. Нельзя возбуждаться и не удовлетворять желание. Это очень вредно для организма. Я приказываю тебе сейчасже сесть и начать мастурбировать.

Ани Лорак стояла смущенно опустив глаза. Биата схватила Ани Лорак и повалила ее на кровать. Ани Лорак уже не сопротивлялась. Схватив ее руку, Биата задрала платье и положила руку Ани Лорак ей на мокрые волосики. Ани Лорак сидела покорно не сопротивляясь и не проявляя ни какой инициативы. Зато Биата начала командовать.

— Ляг на спину, — Ани Лорак подчинилась.

— Раздвинь ноги и гладь писю, — Ани Лорак покорно широко развела ноги и стала осторожно гладить у себя между ног.

Я с упоением смотрел на ее открывшуюся промежность, на красные блестящие от влаги губы. Достав свой член я стал гладить его.

В это время Биата приказала Ани Лорак встать на четвереньки.Ани Лорак послушно опустилась на пол, встала на четвереньки высоко задрав зад. Биата скинула с себя всю одежду. Она достала широкий брючный ремень.

— А теперь я буду стегать твою попку, а ты в это время можешь ласкать себя. Скажи что ты хочешь чтобы я выпорола тебя, — Ани Лорак молчала.

Биата со всего размуху ударила ее ремнем по голому заду. Ани Лорак вскрикнула.

— Проси, я приказываю.

— Да…я хочу чтобы ты меня выпорола, — тихо сказала Ани Лорак.

— Повтори, я не расслышала. И называй меня госпожой, — Биата еще раз стеганула.

— Да, выпори меня!! — умоляюще сказала Ани Лорак, — Ты моя госпожа я прошу тебя. Я твоя рабыня.

— Да ты моя рабыня и я могу делать все что я захочу. Сейчас я надеру тебе зад. Ты хочешь этого, — последовал еще один удар, — ты хочешь этого, Биата ударяла со всей сылы, на попе у Ани Лорак уже проступили красные полосы.

— Да госпожа накажи меня, — по щекам Каролины Куёк катились слезы.

Биата стала размеренно наносить сильные удары. Ани Лорак металась под градом ударов, громко вскрикивая после каждого. Одну руку она просунула себе между ног и усилинно там терла. Ее зад стал уде красным. От этого зрелища Биата тоже возбудилась.

— А теберь рабыня ты будешь удовлетворять свою госпожу.

Биата села на кресло, задрала широгко разведя ноги открыв влажную писю.

— Лижи ее. Я приказываю.

Заплаканная Ани Лорак подползла к креслу и уткнув лицо стала вылизывать писю Биате. Скоро Биата уже громко постанывала. Ани Лорак лизала Биату и продолжала тереть у себя между ног пиздень.

Вдруг Биата встала.

— А теперь я кое что с тобой сделаю.

Биата вышла и вскоре вернулась с гладким огурцом диаметром 5см и длинной около 25см.

— Что ты хочешь! — испугалась Ани Лорак.

Биата подошла к Ани Лорак и не дала ей встать поставив ей на спину колено.

— Молчи. Ты рабыня и должна подчинятся хозяйке.

Смочив огурец во рту она приставила его к анусу Ани Лорак и надавила. Ани Лорак стала сопротивлятся путаясь вырваться, но Биата придавив ее своим телом не давала ей шевелиться. С силой она стала проталкивать огурец Ани Лорак в зад. Ани Лорак стонала, по ее щекам катились слезы.

— Что ты делаешь. Не надо…Мне больно…- плакала она.

— Терпи, — грубо обрывала ее Биата.

— Ну зачем в попу…мне больно…он такой большой…

Не обращая внимания Биата проталкивала огурец. Вот уже почти 15см влезло Ани Лорак в попу. Биата стала двигать огурец. За каждым движением следовал громкий стон.

— Признайся тебе ведь это нравится, — шепнула в ухо Ани Лорак Биата, — тебе нравится когда тебе делают в попу.

— …Да…, — сквозь стоны и всхлипы прохрипела Ани Лорак.

Вот тело Ани Лорак заметалось, она взвыла и упав на пол заметалась в припадке оргазма. Огурец все еще оставался у нее в попе. Она металась на меньше минуты. Потом вдруг вскочив, выдернула огурец и, быстро натянув одежду, ни сказав ни слова убежала.

Я был на пределе. Как только хлопнула дверь я выскочил из шкафа и бросился к Биате. Она уже ждала меня облокотывшись на кровать и выставив свой зад. Я с силой вонзил свой каменный член ей в зад. Биата взвыла, Она кончила от одного моего движения. Не обращая на нее внимания я продолжал нибивать ее плотный зад. Не прошло и 5 секунд как за первым оргазмом последовал второй. И тут я взорвался. Я смотрел, как похотливое тело Биаты извивается, и заполнял ее попу спермой. Обессиленные мы упали на кровать..

— Вова, то, что мы делаем это просто безумие, — очнувшись, шепнула Биата.

— Но все это так приятно.

— Мне так хорошо с тобой, — Биата обняла меня и прижалась головой к моей груди.

— Мне с тобой тоже. Ты самая чудесная на свете.

— Вова, несколько дней назад я даже не могла представить дать себя трогать, а теперь мы делаем такое, стыдно сказать. Раньше я не могла представить что можно…ну в попу. А теперь мне это так нравится.

— У тебя самая красивая и…приятная попа.

— Много ты их видел, — улыбнулась Биата.

— У Ани Лорак, например.

— И как она тебе, — Биата приподнялась и посмотрела мне в глаза.

— У нее милая попка, но она не идет ни в какое сравнение с твоей.

— Не подлизывайся. Признайся, тебе ведь хотелось бы побывать в ее попке.

— Ты меня смущаешь. Мне достаточно твоей.

— Не бойся. Я не ревнивая. Я бы с интересом посмотрела, как ты берешь ее. Я и представить себе не могла, что меня сможет возбудить голое женское тело. Но сегодня я была на вершине блаженства.

— Меня тоже сильно возбудило то, что я увидел. Это так возбуждает, когда две девушки занимаются любовью.

Удовлетворенные мы спокойно заснули.

4Утром мы встали, не одеваясь, позавтракали. За столом я просто пожирал голое тело Биаты глазами. Она же лишь улыбалась. После завтрака я обнял Биату и попытался ее поцеловать. Она отстранилась.

— …Позже. Не сейчас, — Биата отошла.

— Но я сгораю от возбуждения.

— Сейчас оденемся и пойдем к Ани Лорак. Ты ведь хотел ее. Или уже передумал.

— К Ани Лорак, я боюсь, она испугается, — с сомнением сказал я.

— Это я беру на себя. Надевай брюки, рубашку. Трусы можешь не одевать.

Я оделся. Биата натянула на голое тело лишь платье, не надев ни трусики, ни лифчик.

Подойдя к дому Ани Лорак мы постучали. Открыла Ани Лорак. На ней был одет халат, лицо было заспанным, видно было что она только встала. Посмотрев на Биату, Ани Лорак густо покраснела. Заплетающимся языком она пригласила нас в дом.

Войдя, я сел на кресло. Ани Лорак в нерешительности стояла посреди комнаты. Биата же подошла Сзади к Ани Лорак и обняв ее сказала.

— Ты знаешь, а ведь Вова все вчера видел. Я специально посадила его в шкаф.

Ани Лорак покраснела и, заплакав, попыталась убежать. Но Биата не пустила ее.

— Ты не хочешь повторить, — спросила Биата.

Ани Лорак опустив голову лишь плакала. Это рассердило Биату. Она отстранила ее.

— Отвечай. Прекрати реветь. — Ани Лорак продолжала всхлипывать.

Биата нанесла ей пощечину.

— Прекрати сейчас же. Я приказываю, — она еще раз ударила Ани Лорак по лицу.

Ани Лорак стала утирать слезы. Ее тело вздрагивало. Биата сорвала с нее халат. Под халатом ничего не оказалось. Ани Лорак попыталась прикрыться, но Биата ударила ее по лицу.

— Убери руки. Давай покажи себя Вованчику. Пусть он рассмотрит Тебя. Я приказываю, — и она еще раз ударила Ани Лорак по лицу.

Я с упоением смотрел на эту сцену. Расстегнув брюки, я освободил свой член. В это время Биата схватила Ани Лорак за волосы и буквально подтащила ее ко мне.

— Соси его член, приказала Биата.

Она прижала голову Ани Лорак к моей промежности. Сперва нерешительно, потом все смелее Ани Лорак стала исследовать мой член. Решившись, она полностью вобрала его в рот и стала посасывать.

В это время Биата взяла ремень из моих брюк.

— Пока ты сосешь, я буду наказывать тебя, сказала она.

Биата стала стегать ремнем голую попу Ани Лорак. Ани Лорак не смотря на удары продолжала сосать мой член, под градом ударов ее зад дергался из стороны в сторону. Ани Лорак громко стонала, ее попа стала красной. Биата стояла разведя ноги, одна ее рука была между ног и энергично натирала свою промежность.

— Хватит, Биата прекратила порку, — теперь я хочу чтобы ты, Владимир Кириязи, взял Ани Лорак в зад.

Ани Лорак продолжала сосать мой член, тогда Биата, схватив ее за волосы, оттащила Ани Лорак. Биата уселась на спину стоящей на четвереньках Ани Лорак.

— Давай, Вован. Задвинь ей в зад.

Не заставляя себя ждать, я опустился на колени перед ними. Биата схватила мой член и приставила его к маленькой дырочке ануса Ани Лорак. Я стал проталкивать член. Он не входил, так как отверстие было слишком узким. Ани Лорак стонала от моих по пыток. Тогда я навалившись всем телом надавил, и не выдержав отверстие расширившись пропустила мой член. Он полностью исчез в попе Ани Лорак. Ани Лорак громко взвыла.

— Ну, как тебе нравится? Тебя сейчас грубо возьмут в зад, и ты ничего не сможешь сделать, — сказала Биата.

Я стал двигать членом внутри попы Ани Лорак. Он двигался с большим трудом, такое узкое отверстие было у Ани Лорак. Биата терлась своей промежностью о попу Ани Лорак и целовала меня. Я с упоением ласкал ее груди. Я не мог поверить, что это происходит со мной. Я занимаюсь любовью с двумя замечательными девушками, это было невероятно. Меня захлестнула волна опьяняющего оргазма. С трудом сперма затопляла зад Ани Лорак. По тому, как содрогалось ее тело я понял, что и она кончила. Мгновение спустя Биата, крепко обняв меня, содрогнулась, ее тело выгнулось, с губ сорвался хрип. Я опустил глаза и увидел, что зад и спина Ани Лорак блестит от соков Биаты. Втроем мы, громко стоная и вскрикивая, наслаждались оргазмами.

Несколько минут мы лежали отдыхая.

— Вовка, как тебе попка Ани Лорак? — улыбаясь, игриво спросила Биата.

— Превосходно. У нее такая узкая дырочка. Даже меньше твоей. Я еле-еле смог протиснуть свой член.

— Ани Лорак тебе было больно? — Биата посмотрела на притихшую Ани Лорак.

— …да…но и приятно… — она сильно смутилась

— Тебе бы хотелось сделать это еще? — Спросила Биата.

— Да.

— Вованчик мой. Не вздумай отбить его. Он будет делать с тобой только то что я ему разрешу. Понятно. Если захочешь его, спроси меня. Я не жадная, скорее всего, разрешу. Меня сильно возбудил вид того, как ты извивалась от его движений. Вова, ты отдохнул? Я снова хочу. Мне хочется чтобы ты вставил мне в попу.

— Я еще не готов. Почему бы тебе ни взять огурец или еще что ни будь. Мне кажется вчера Ани Лорак очень понравилось эта процедура., — Ани Лорак опустила глаза.

Поднявшись, она сходила на кухню и принесла огурец толщиной 3см и длинной около 40см. Я взял огурец и сказал, чтобы девочки встали на четвереньки попками друг к другу. Потом я стал гладить одним концом писю Ани Лорак, пока конец огурца не стал влажным от смазки, потом второй конец смазал о писю говноедки Биаты. Влажный от смазки конец огурца я вдавил в попу Биаты, второй в попу Ани Лорак притянув ее поближе. Таким образом, половина огурца оказалась в попе у Биаты, половина у Ани Лорак. Плотно прижавшись задами девочки, стали вращать попками, постанывая от удовольствия. Я же стал ласкать их горячие и влажные писечки. Девочки кричали и стонали от удовольствия. Возбудился и я, член мой ста вновь твердым. Увидев это, Биата, вынув огурец, подставила мне свой зад. Я, не медля, засадил в него свой член. Биата в нетерпении задвигала задом. Я стал методично наносить удары. Каждый удар сопровождался громким шлепком о попу. Одной рукой я взялся за огурец все еще находившийся в попе у Ани Лорак и стал им двигать. Стоны девочек смешались. Они обе извивались, виляя попками.

Биата кончила первой. Тогда я заменил огурец в попе у Ани Лорак своим членом. После первых же движений и Ани Лорак бурно кончила. Она так сильно сжала попу, что я, с трудом задвинув член, тоже кончил.

После, приняв душ, мы голые лежали на диване и смотрели телевизор. В который раз я спрашивал себя, а не сон ли это. Я закрывал глаза, открывая, я, видел двух очаровательных девушек, которые прижимались ко мне с двух сторон. Мне так хотелось, чтобы это продолжалось вечность.

Подписывайтесь на аккаунт Издательского дома Владимира Кириязи в Twitter и Facebook: в одной ленте — все, что стоит знать о сексе, порно, инцесте, страпоне и копро, а также о звездах большого секса Украины Светлане Редич, Татьяне Манович и Алене Шнорин.